Никита Донцов (avianikitoss) wrote,
Никита Донцов
avianikitoss

Categories:

Французский ас Жорж Лякманн. Окончание

Чтобы войти в состав одной из двух эскадрилий, действующих на восточном фронте, Жорж был выбран майором Бергером (Berger), командующим французской авиационной миссией в России. С того момента как эта миссия была создана 30 апреля 1916 года, французские пилоты показали свое мастерство и храбрость, воюя в составе русских эскадрилий, а в ноябре 1916 русские попросили союзников предоставить им две чисто французские эскадрильи, поскольку надо было поддержать наступление генерала Брусилова… В марте 1917 года, с большой задержкой, вызванной происходящими в России событиями, истребительная N 581 и разведывательная SOP 582 эскадрильи прибыли на фронт.


СПАД-7 Лякманна во время базирования в Каменец-Подольске

В начале на пакетботе “le Flore” они прибыли в Мурманск, затем через Москву в Киев, которого и достигли 23 апреля и в котором расположились на месяц. Зачисленные, в конце концов, в VII армию генерал-лейтенанта Циковича, французы встали на аэродроме Бучач под Тернополем. 15 июня прибыли самолеты и воинские части наконец-то стали полноценными боеспособными единицами. Командиром эскадрильи был лейтенант Де Гейдон (De Gueydon), а на вооружении эскадрильи были в основном Ньюпоры-23 и один-единственный Спад-7, который быстро достался Лякманну. Вскоре, правда, для усиления, прибыли еще семь таких машин.


Жорж Лякманн и его «СПАД-VII», Россия, 1917 год

N 581 находилась рядом с 19-й эскадрильей (действовавшей в составе 1-й баг – прим.переводчика) известного русского аса Козакова и первое время не встречала серьезного противодействия австрийских летчиков, выглядевших не желающими вступать в схватки…

Недоразумение, едва не ставшее трагедией

Однажды Лякманн заметил вражеский аэростат, располагавшийся неподалеку от озера. Он принял решение о ночной атаке, чтобы максимально использовать эффект внезапности. 26 июня в районе 2-х ночи он поднялся в небо на своем Спаде, оснащенном ракетами “Ле Приер” (Le Prieur), но облачность и невозможность сориентироваться загнала его на высоту 1400 метров. Найдя, наконец, искомую цель, он резко спикировал на нее и залпом выпустил шесть своих ракет, которые поразили аэростат. Внезапно Жорж заметил впереди холм, перелететь которые не позволяла ни высота, ни скороподьемностъ самолета. Его машина на скорости в 250 км/ч врезалась в деревья. Выброшенный из кабины в момент удара, Лякманн упал на землю в куче обломков примерно в 30 метрах от места удара, но, к счастью, живой! Лицо и тело были все покрыты царапинами, была сломана рука, и, как оказалось позже, поврежден нижний отдел позвоночника.


Французские власти с инспекцией на русском фронте

К нему подбежали солдаты, и, с большим удивлением, Жорж услышал русскую речь! Они и объяснили ему, что, по причине плохой видимости, он ошибся озером и по ошибки поразил русский наблюдательный аэростат! После этого, уже в госпитале, командир этих солдат, приняв его за немца (интересно, как такое вообще возможно?- прим.переводчика), достал свой револьвер и выстрелил поверх головы, попав срикошетировавшей пулей себе же в ногу! Оба союзника в смехе пожали друг другу руки… (Вообще дурдом какой-то, иначе не скажешь – прим.переводчика)
Через два дня в английском госпитале, куда был переведен Жорж, он получил письмо от русского генерала, которое принес ему майор Бергер:
“… погодные условия спровоцировали неверное решение и ошибку, результатом которой стала атака русского аэростата, проведенная на сверхмалой высоте. Я понимаю, что лейтенант Лякманн очень виноват в этом происшествии – прошу вас отнестись к нему со всем пониманием и уважением за его смелость и храбрость и пожелать не повторять подобные ситуации, которые, к сожалению, еще вполне возможны… от имени всех сражающихся передайте, что никто не держит на него зла.”


1 июля 1917 года. Русские солдаты поднимаются в атаку


Галицийская кампания


1 июля 1917 года началось русское наступление на Львов. Не смотря на то, что войска русских слабели день ото дня, армии генералов Корнилова и Черемиссова продвигались вперед; им удалось захватить Калуш, а к 10 июля – Галич. Лякманн вернулся в свою эскадрилья, хотя выздоровел не до конца… У него не действовала сломанная рука, как оказалось, были переломаны ребра, но он продолжал летать.


Русские на аэродроме. Июль 1917 года

Наступление русских выдохлось и к 13 числу остановилось. А через три дня наступила очередь немцев перейти в жестокую контратаку, которая к вечеру 20 июля смяла правый фланг VII армии.
В обстановке панического бегства русских войск французские части получили от генерала Табуи (Tabouis) приказ отходить как можно быстрее, после чего началась настоящая гонка на время, целью которой было выйти из-под атак немцев.


Персональная эмблема Лякманна

N581 базировалась в Колоче (Kolotche), севернее Бучача, и за день она перелетела более чем на 40 километров, в Езерджани (Ezerjani). Лейтенант Де Гейдон был в отпуске, и Лякманн (с 8 июня временный командир эскадрильи) был занят организацией эвакуации, пилотируя, пока была возможность, самолет своего начальника… 22 числа эскадрильи перелетели в Чоркуф (Tchorkouf), а на следующий день в Гусианты (Goussiante), чтобы завершить свое отступлание в Ярмолице (Iarmollitse) 24-го числа. Это было в общей сложности отступление на расстояние более 100 километров, которые французы преодолели за 4 дня!


СПАД Лякманна летом 1917 года

Постепенно фронт стабилизировался по Збручу, притоку Днестра, и N 581 вместе с SOP 582 вернулись к выполнению своих обязанностей. Не смотря на ранения, Лякманн успешно перевел пять Ньюпоров и два Спада в Ярмолицы, после чего его обязали отправиться в киевский госпиталь.
Обе французские эскадрильи останутся на аэродроме Ярмолицы до 12 августа, а затем их переведут южнее, в Каменец-Подольский, поближе к румынскому фронту. Приданные третьему русскому армейскому корпусу, их основной задачей было наблюдение за левым берегом реки Днестр. Воздушные сражения в эти дни становились все ожесточеннее и сложнее, поскольку как раз тогда австрийцев заменили немцы и французам пришлось сражаться против роландов (Roland) и альбатросов (Albatros).

Триумфальное возвращение на фронт


Каменец-Подольск. Сентябрь 1917 года

В Киеве Жорж не мог мириться с тем, что находится в госпитале, а, поскольку он не был ограничен в перемещениях, он вернулся к своим друзьям при первой же возможности. Первый же вылет на новеньком, только что полученном Спаде со всей очевидностью показал его колоритнейший характер. Эскортируя поезд с топливом, идущий к N 581, он должен был во время каждой остановки состава приземляться (это привело к огромным задержкам в пути), и, таким образом, в Ярмолицы он прибыл, когда там вовсю гремел банкет, от которого он не отказался и вкусил большое количество русской водки! Конечно же, на следующий день он был в весьма “сомнительном” состоянии, что не помешало ему перелететь в Каменец-Подольский, совершив, по дороге, семь посадок на неизвестных ему аэродромах.


Конец 1917 года. Лякманн вылетает на задание

Как он писал в одном из своих писем, ему хватило несколько дней, чтобы оценить обстановку и заметить немецкий аэростат: “1 сентября я барражировал над передним краем, когда вдруг увидел в 12 километрах за линией фронта немецкую “сосиску”. Когда я снова вернулся на передний край, аэростат уже подняли на 1800 метров. Я быстро прошел к аэростату снизу, и, не смотря на то, что его стали быстро опускать, перехватил его на высоте в 500 метров. Из моих шести ракет с направляющих сошла лишь одна! Я стрелял до тех пор, пока мои колеса не оказались буквально в одном метре от аэростата. Баллон загорелся, оба наблюдателя спрыгнули с парашютом… Все это произошло в 800 метрах за линией фронта…”
Жертвой французского су-лейтенанта оказался аэростат, упавший в 30 километрах от населенного пункта Мельница. Через два дня имя Лякманна появилось в сводке русского командования, где подтверждалось, что “в районе Бас-Збруч (Bas-Zbrousch) французский летчик, лейтенант Лякманн сбил вражеский наблюдательный аэростат.” За это он получил самый высокий орден, на который мог претендовать в России: Святой Георгий четвертой степени. Также он получил свое шестое “упоминание в приказе по Армии”.


Осень 1917 года

17 сентября он атакует “занятный биплан с красивыми черными крестами” в районе Шинац-Яражени (Chinatz-Jarazeni). Воздушный бой проходил примерно 20 минут, и вражеский наблюдатель выпал из своего самолета, а сам объятый пламенем аппарат врезался в землю неподалеку от переднего края в районе Шилевца (Chilevtse). 4 октября Жорж стал асом, сбив неприятельский двухместный самолет в районе Малинцы (Malintse). В этот день он налетал в общей сложности шесть часов, а его старый приятель по N 57, су-лейтенант Луи Курдуре (Louis Courdouret), отправил к земле свой третий вражеский аппарат.
Подвиги Лякманна на этом, однако, не закончились, и четырьмя днями позднее на высоте 4500 метров он сбивает немецкий Альбатрос. Это была сложная и тяжелая схватка, и противник загорелся и разбился на нейтральной полосе между русскими и немецкими траншеями в местечке Лалиссе (Lalisse): это была шестая победа нашего француза! Последняя его результативная схватка произошла 16 октября 1917 года, когда на высоте 400 метров он перехватил новый немецкий аэростат, и поджег его с одной ракеты: “Блестящий французский пилот, Лякманн, в 16 часов предпринял атаку на вражеский двухместный самолет, который сел на вынужденную в районе Ягуельница (Yaguelnitza) за линией фронта. В 18.20 лейтенант Лякманн в районе Мальницы (Maltitza) атаковал неприятельский аэростат, который, объятый пламенем, упал на землю. Погибли два немецких летчика. Таким образом, на русской земле Лякманн подбил три самолета и отправил к земле два аэростата, одержав пять побед.”


Вылет на боевое задание

Жоржу повезло быть упомянутом в совместном французско-русском коммюнике, которое дало оценку его достижениям, “полученным в сложных условиях в виду количественного и качественного превосходства авиации противника”. И это правда, поскольку противостоящая французам немецкая истребительная эскадрилья (скорее всего ягдфлигер Обер-Ост – jagdflieger Ober-Ost) была вооружена пятыми Альбатросами, что делало ее сильным противником Ньюпоров и Спадов.
27 октября новоиспеченный ас встретил еще одну немецкую “сосиску” на высоте в 200 метров в небе над Черновцами (Czernovitz), которую немедленно атаковал при помощи своего пулемета “Викерс”. Наблюдатель выпрыгнул с парашютом, но баллон не загорелся, поскольку механик не зарядил самолет Лякманна зажигательными пулями!

Конец сражений

15 ноября эскадрилья N 581 перелетела на 100 км. севернее, в Волотчиск (Volotchysk), неподалеку от Тарнополя (Tarnopl). Последовавшие за этим боевые операции продолжались очень недолго, поскольку “Октябрьская революция”, благодаря которой большевики установили советскую власть, полностью взбудоражила ситуацию. Настроенные на мир, большевики 26 ноября запросили перемирие и, после его подписания, все боевые действия с 15 декабря были закончены… Французы были выведены на примерно 500 км от фронта, и все для того, чтобы оказаться в городке Лубны железнодорожного сообщения Лубны-Киев. Ожидая дальнейшего развитии событий, французская миссия занялась реорганизацией.


Лякманн вылетает на задание

Разведывательной эскадрильи SOP 582 больше не существовало, так как уже несколько недель как ее реорганизовали в учебную симферопольскую эскадрилью. Что касается истребителей, то майор Бордаж, который благоволил лейтенанту Де Гейдону, был сменен капитаном Балавуаном (Balavoine), а Лякман принял командование над истребительной частью, то есть над N 581 с 1 января 1918 года. Бордаж, в свою очередь, принял на себя командование всеми расположенными вокруг Киева частями французов, к которым относились N 581 в Лубнах, а также парк №5 и склад №405 в Киеве.

В водовороте революции


Летчики за обеденным столом

На Украине разразилась гражданская война, и французские летчики оказались отрезанными от остального мира. Не испытывая ни малейших симпатий к советам, им приходилось сохранять нейтралитет по отношению к любым группам вооруженных лиц, чтобы как-то выжить. Под командованием Муравьева большевики пытались продвинуться от Харькова к Киеву, а 25 января они вошли в Лубны. Лякманн как раз в этот день отправил Кудуре на Ньюпоре на поиски денег в Киев, поскольку зарплата, которую выплачивало русское правительство, с ноября не поступала…
Узнав об этом отправлении, Муравьев задержал Жоржа и разоружил 75 человек наземного персонала эскадрильи, а также самолеты. Думал-ли он, что французы предупредят украинцев о подходе большевиков? Более двух часов ушло на переговоры и убеждения отпустить задержанных, и в конечном итоге все французы были отпущены, а оружие осталось у большевиков…
Киев был взят большевиками 4 февраля, но это была пиррова победа, поскольку отказавшиеся пописать мир без контрибуций немцы возобновили наступление 18-го числа и без сопротивления начали продвижение на Санкт-Петербург и по Украине. N 581 со своими безоружными самолетами находилась слишком далеко от линии фронта, чтобы принимать участи в боях. Вообще ее присутствие более не соответствовало реалиям нового времени, и генерал Табуи 19 февраля издает приказ всему персоналу прибыть в Москву, которую он покинет 2 марта, направляясь в оккупированный англичанами Мурманск. На следующий день подписывается Брест-Литовский мир, фиксирующий выход России из войны. Оставив все свои самолеты местным властям, персонал эскадрилий 15 числа направляется во Францию, где эскадрильи и распускаются по прибытии.


Сбитый немецкий двухместный самолет типа С

Лякманн в это время остается в России в распоряжении военного атташе Франции в Москве Лаверня (Lavergne), имея задание наблюдать за действиями большевиков в отношении русской авиации. В июле Жорж покидает Москву и направляется в Мурманск, поскольку становится ясно – отношения между новой властью в России и французами мягко говоря, не сложились; более того, они вылились в вооруженный конфликт с союзным экспедиционным корпусом, высадившимся в Архангельске 1 августа. Лякманн, лейтенант с 24 декабря прошлого года, как пехотинец принял участие в боевых действиях! На самом деле речь тут идет о командовании разведывательным рейдом в район Мурманска – эта миссия по большевистским территориям проходила с 8 августа по 6 сентября 1918 года. За проявленное во время этой операции мужество, Лякманн, вскоре после этого, был удостоен английского Военного Креста (Military Cross).


Лякманн и Пайэтт в начале 1918 года

После этого Лякманн возвращается в Архангельск, где служит на должности заместителя полковника Маундла (Maundl), командира корпуса союзной авиации. В течение примерно двух месяцев он летает на двинском фронте в составе Славянско-Британских эскадрилий (Славобрит это Славяно-Британский авиакорпус, смешанное русско-английское соединение, воевавшее на севере – прим.переводчика), которыми командует капитан Козаков. Жорж лично участвовал в сентябрьской бомбардировке большевистских кораблей, выполняемой с малой высоты. Его механик, “Коко” Лекок (“Coco” Lecocq – “кок” это “петух” по-французски, если кто не в курсе – прим.переводчика) помогал ему, заняв в самолете пост бомбардира. Однако, приближалась зима, матчасть (Полуторастоечные Сопвичи) ветшала и старела, не хватало запасных деталей… Лякманн решил покинуть Россию в ноябре 1918 года, проведя в воздухе, в обще сложности, 126 часов 10 минут, находясь на востоке. Он надеялся продолжить войну с врагом во Франции, но, пока он возвращался, было подписано перемирие. Прибыл во Францию, он получил сразу несколько упоминаний в приказе – два за выдающиеся победы на русском фронте и третье – за Мурманск.



20 июня 1919 года – Лякманн на фронте «мадьярских большевиков»

1919 – 1921. Миссия в Чехословакии


Лейтенанту Лякманну не удалось в полной мере воспользоваться долгожданным перемирием. Сразу после создания 28 октября 1918 года независимой Чехословакии были установлены контакты между властями этой страны и Францией, и последняя отправила военную миссию, целью которой было создание чехословацкой армии.
Возглавлял миссию, прибывшую в Прагу 9 апреля 1919 года, генерал Пелле (Pelle). Полковник, а позднее генерал, Шабор (Chabord) был командующим ВВС, а среди его подчиненных был и Лякманн. Именно его назначили командиром эскадрильи Br 590, которая быстро убыла в Словакию для борьбы с венгерскими большевиками. 6 июня Бреге (Breguet 14A2) в сопровождении нескольких Спадов, перелетели на аэродром Вайноры (Vajnory), а уже на следующий день начали боевые действия. В течение следующий двух недель самолеты этой эскадрильи совершали до семи вылетов в день, проводя разведывательные полеты вдоль Дуная. Эта модификация Бреге 14 не была предназначена для бомбометания? Ничего страшного, наблюдатели вручную из своих кабин сбрасывали 20-ти килограммовые бомбы, и этот архаичный способ даже приносил свои результаты во время битвы за Нове Замки (Nove Zamky) и Левице (Levice).


Авария в Праге в 1919 году

Мадьяры, в конце концов, были отброшены и 22 июня было подписано перемирие с Венгрией. Лякманн, получивший к тому времени чин капитана, был назначен командующим «чехословацкой» авиацией в Словакии, и в его подчинении находилось теперь три эскадрильи (на самом деле три «сотни» чехословацких ВВС - прим.переводчика) вместе с авиапарком. Отдавая должное заслугам в военной кампании, он был удостоен десятого упоминания в приказе, а также Чехословацкого Военного Креста (Československý válečný kříž 1918) с двумя упоминаниями в приказах по армии (В этом отношении чешский знак отличия был полной калькой с французского, включая разные типы "висюлек" для приказов разного уровня. Разве что вместо пальмы, которая в Богемии и Моравии как-то не росла, использовали липу – прим.переводчика). Также он стал кавалером чешского ордена Белого Льва.
По запросу чехословацких властей, осенью 1919 – весной 1920 годов им было передано большое количество современного вооружения, оставшегося на французских складах после окончания войны. Полученные самолеты позволили чехам сформировать семь эскадрилий и три штабных части, а Жорж возглавил 1-й Чехословацкий Авиаполк. (Да, мы забыли еще сказать, что по чешским данным Лякманн никаким полком (или более ранней группой) не командовал - там всегда был чехословацкий командир. А в автобиографии сам француз писал, что он "сформировал", а не "возглавил" полк – прим.переводчика) . Вскоре срок его пребывания в Богемии истек и он был отозван во Францию, чтобы начать службу… во Французской Западной Африке!

Окончание карьеры


Март 1921 года. Жорж Лякманн в Чехословакии

22 июля Лякманн прибывает в сенегальский Даккар, где принимает командование над единственной эскадрильей, существовавшей на тот момент в AOF (AOF – Французская западная Африка). 8 Бреге 14 и 1 санитарный Бреге 14бис вели наблюдение за восемью странами и площадью около 4,5 миллиона квадратных километров! С 1924 по 1926 он командует во Французском Судане (теперь это Мали) в Бамако эскадрильей №1, летающей все на тех же Бреге 14. Получив чин майора, он перешел на административную работу, но иногда лично вылетал на различные задания, главным образом по обследованию новых территорий и поиску мест под новые аэродромы.
С 1928 по 1933 годы он несет службу в истребительной авиации во Франции.
С 27 апреля 1933 по 12 сентября 1934 он занимал командный пост во второй эскадрилье в Сенегале - в это время на службе там находились самолеты Поте (Potez 25).
Став, в декабре 1923 года, офицером Почетного Легиона , в 1945 год Жорж получил в нем титул Коммандора. По возвращении во Францию он поселился в Йонне (один из департаментов в Бургунии – прим.переводчика), и благополучно жил на свою немаленькую заслуженную пенсию до 12 августа 1961 года, дня, когда он скончался в госпитале Тоннере (Tonnerre) через два дня после своего 71-го дня рождения…
Общий список его воздушных достижений состоит из 8 достоверных и 3 возможных побед.

КОНЕЦ

CHRISTOPHE CONY
Перевод и комментарии avianikitoss и alexww1
Tags: авиация, жорж лякманн, франция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments