Никита Донцов (avianikitoss) wrote,
Никита Донцов
avianikitoss

Category:

Лучший пилот Румынии. Часть третья.

26 апреля 1943 года SSА издает приказ, который передает Константина Кантакузино в состав одной из действующих частей на восточном фронте, где Базу должен будет служить в качестве пилота-истребителя в течение трех месяцев. На основании этого приказа 1-й отдел Штаба ВВС издает распоряжение ВТА (№28866,29 от апреля 1943 года) об обеспечении прибытия пилота.


Bf-109G-4, на котором летал Кантакузино



Что до Базу, то он возвращается к войне с СССР под впечатлением одержанных ранее побед. Его желание сражаться велико как никогда. И вот по обычаю его тепло встречает 7-я Группа. Он взлетает на "Фридрихе" и, в качестве главного сюрприза, начинает выполнять невероятную программу высшего пилотажа, продолжающуюся полчаса.
Как всегда, все присутствующие в это время на аэродроме с замиранием сердца наблюдают за таким пилотажем. После приземления Базу заявил, что неожиданно удивлен пилотажными данными этого нового самолета и не поскупиться на похвалы в его адрес.
На следующий день он отправляется на фронт, и 4 мая прибывает в Краматорскую, где его назначают командиром 58-й эскадрильи взамен находящегося на больничном Харитона Дусеску. Сразу же по прибытию Базу успешно проводит полет на 109G, при этом не получив ни ведомого, ни специалиста из состава немецких наблюдателей.
Несколько дней спустя он вылетает в бой управляя новеньким 109G, "Мессершмиттом", который в различных вариантах (G2, G4, G6) станет его рабочей лошадкой вплоть до конца войны. Абсолютно как Хартманн, однажды испытавший 109G, Базу заявлял, что никогда более не нуждался в других самолетов, полагая "Мессершмитт" достаточным для ведения любого боя, даже с более мощным и скоростным противником.


Базу передвигается по аэродрому на велосипеде. Здесь он перед своим Мессершмиттом-109G-2

ПРИНЦ И СОВЕТЫ

29 июня 1943 года Базу впервые после длительного перерыва встретил в воздухе истребитель. Многое изменилось со времен его последнего воздушного боя, русские производили теперь современные самолеты, а пилоты их постоянно прогрессировали, набираясь опыта в воздушный боях. Теперь они окончательно избавились от прежних комплексов и более не избегали охоты за противником, как в первые годы войны.
В этот день Кантакузино и его ведомый, аджутант А.Молдовеану, осуществляли сопровождение румынских бомбардировщиков Ju-88, направляющихся на бомбежку объекта в районе Лисогорска. Примерно на полпути к цели два Ла-5 и четыре Як-1 яростно набросились на Мессершмитты, при чем один из яков ударил самолет Молдовеану, и, теряя обломки левого крыла, стремительно стал падать, взорвавшись затем на земле. Обломки этого самолета зацепили Базу, а Молдовеану, сорвавшись в штопор, сумел вывести свой самолет в горизонтальный полет и взял курс домой, испытывая при этом серьезнейшие проблемы с управляемостью. Оставшись в одиночестве, Базу смог заставить русских переключить свое внимание на свой самолет. Несколько пуль попали в его самолет, зацепив бронеспинку, но благодаря выдающимся маневрам Кантакузино смог удержать свое превосходство в высоте и скорости. Внезапно Базу показалось, что он стал жертвой галлюцинации, возникающей при больших перегрузках, поскольку перед ним внезапно возникли эллиптические крылья, а затем бешено вращающиеся диски воздушных винтов и красные коки - Спитфайры! Небо мгновенно наполнилось пулевыми трассами и спустя мгновения Базу осознал, что он один против десяти советских самолетов. Выжимая из мотора своего Мессершмитта все возможное, он резко переложил машину, выполняя защитный маневр против истребителей. В это время патруль Спитфайров начал атаки на бомбардировщики, но Базу, используя свое преимущество в высоте, обрушился сверху на атакующие самолеты, открыв огонь из всего имеющегося на борту оружия. Один из советских истребителей загорелся сразу же, второй отвернул и, оставляя за собой широкий шлейф дыма, ушел в сторону своего аэродрома - два поврежденных противника за один заход! Совершив короткий вираж, Кантакузино был снова готов к бою, беря на прицел третий Спитфайр. Однако в этот момент очередь, пущенная советским Ла-5, пробила двигатель его самолета, и изрешеченная машина начала падать, сопровождаемая двумя Як-1, которые продолжали дырявить фюзеляж. Вскоре двигатель окончательно остановился, но самолет успел перетянуть через линию фронта и принц аварийно посадил его "на брюхо" в районе небольшого холма неподалеку от передовой линии, где немцы из окопов восторженно наблюдали за его боем. С вершины холма Базу заметил два круто поднимающихся вверх столба дыма и понадеялся, что это два сбитых Спитфайра, однако наблюдавшие за боем с самого начала немцы сообщили, что это горят сбитые советскими летчиками Юнкерсы.


Новая отметка о победе на 109G6 Базу

Тем не менее, уже на следующий день продавцы газет кричали на улицах Бухареста: «Мастер мирового класса! Принц Кантакузино за один день уничтожил два большевистских самолета!» Статья в трех колонках рассказывала об этом бое со слов радиста Д.Мотарта, который находился на одном из бомбардировщиков и благополучно выбросился с парашютом, наблюдая затем с земли схватку «красной четверки» (бортовой номер самолета Кантакузино - прим.переводчика) с русскими истребителями. В конце концов, эти два Спитфайра все-таки были засчитаны ему как сбитые, что нашло свое отражение в официальном бюллетене.
Список побед Базу не ограничивается этим боем. Летчик часто имел возможность встретить в небе истребители противника, выполняя задания по сопровождению бомбардировщиков, и часто получал поздравления, в том числе и за воздушный бой 17 июля 1943 года. В этот день он возвращался с сопровождения румынских Ju-87, когда ему навстречу показалось звено немецких He-111, которых атаковали советские ЛаГГи. С ходу вступив в бой, он поразил один из советских истребителей и сумел спасти бомбардировщик, сохранив его место в строю. На следующий день 7-я Группа записала ему несколько побед, доведя общий счет до 15 подтвержденных и 5 вероятных - это был один из наиболее выдающихся дней в хрониках румынской истребительной авиации. В тот день Базу дрался с тремя советскими истребителями, из которых один он сбил точно, а два других ему записали как вероятные победы. 19 числа Кантакузино одержал следующую победу - на свободную охоту направили две пары, возглавляемые офицерами Кантакузино и Дусеску, ведомыми были аджутанты Молдовеану и Маласеску. Из-за проблем с двигателем Молдовеану был вынужден покинуть строй и повернуть на свою базу, а оставшиеся втроем пилоты, встав в строй в виде буквы "V", вскоре заметили на горизонте чуть ниже себя шестерку яков. Дусеску начал атаковать первым, без предупреждения, заставляя своих партнеров ускориться и прикрывать его, но оружие заклинило и офицер упустил возможность открыть стрельбу. Базу и Маласеску остались, таким образом, вдвоем. Один из яков клюнул носом и головокружительно полетел к земле, взорвавшись через несколько секунд, однако сразу затем Базу пришлось прикрывать выход из боя безоружного Дусеску, а затем выручать оставшегося в одиночку Маласеску, которого с трех сторон окружили яростно атакующие русские самолеты.

НОЧНОЙ ИСТРЕБИТЕЛЬ


Мустанг, сбитый Базу 14 июня 1944

На фронте, который растянулся от Миусса до Азовского моря, материально-техническое оснащение которого оставляло желать лучшего, и на котором не хватало элементарных средств для обнаружения самолетов противника и обеспечения ориентирования своим летчикам, Базу прикладывал большие усилия для отработки техники ночных полетов. Вот что в своих мемуарах писал об этом сублокотенент авиатор Костин Георгеску незадолго до того, как в результате ранения ему ампутировали левую руку:
«По просьбе Базу мы взлетели с целью найти подходящую площадку для ночных перехватов, поскольку принц Кантакузино очень хотел развивать именно такой тип ночных полетов. В течение примерно двух часов мы шли на бреющем полете чтобы избежать встречи с советскими истребителями, пять или шесть раз мы приземлялись, чтобы исследовать состояние той или иной площадки и ее пригодность для использования. По возвращению, Базу совершил посадку в глубине узкой долины, в конце которой на склоне располагалась немецкая батарея. После великолепной глиссады, он по-вертолетному расположил свой самолет в самом центре батареи, среди изумленных немцев. На великолепном немецком он попросил встречи с командиром батареи, у которого потребовал затем поддержки в продвижении своей идеи ночных полетов. Для подтверждения своих идей он попросил меня запустить двигатель и взлететь, и я должен сказать, что это было совсем непросто. Я не думал, что вообще можно взлететь с короткой и обрывистой площадки, ограниченной к тому же вереницей телеграфных столбов. Чтобы продемонстрировать обратное, Базу попросил нескольких солдат помочь зафиксировать самолет, взяв его за крылья и отпустив по его, пилота, личному сигналу. Двигателю дан полный газ, и самолет взлетает после примерно 25 метров разбега. Помахал рукой и исполнив горку, Кантакузино взял курс на Мариуполь».
Первый ночной полет произошел в Мариуполе в ночь на 21 июня 1943 года для перехвата советских бомбардировщиков, которые привычно уже атаковали румынские аэродромы. Безуспешно. Русские возвращались каждую ночь примерно до середины августа, и каждый раз Базу поднимался в небо. Все прекрасно знали, зачем он это делает. Одержимый идеей об увеличении своего наградного списка, Кантакузино мечтал о ночной победе. Но без радара и без ведомого, надеясь только на себя и на прожекторы, которым удастся захватить в свои лучи советский бомбардировщик, шансы были минимальны.
9 июля принц одержал свою очередную победу, дневную, после двух неудачных ночных миссий. В ночь с 20 на 21 июля 1943 года 20-25 советских бомбардировщиков эшелонами на высотах от 2 до 4 тысяч метров шли атаковать аэродром Мариуполя. Сначала на парашютах советские летчики подвесили осветительные бомбы, а затем бомбардировщики пошли в атаку на аэродром. Поскольку его теории о ночных перехватах игнорировалась, Базу в воздух не поднимался.
В ночь с 26 на 27 июля он эскортирует немецкий морской конвой (новое для него задание), на следующий день одерживает очередные две победы, причем одну из них над двухмоторным Пе-2. 28 он снова эскортирует морской конвой, который возвращался курсом на Таганрог.


Bf-109G-2 Кантакузино

В связи с переводом 7-й Группы, Базу направляет командующему флотилией генералу Георгиу рапорт, в котором просит перевести его в подчинение немецким частям, сохраняющим существующую систему посадочных огней, поскольку надеется, что немцы привлекут его к выполнению ночных перехватов в их зоне ответственности.
Эти «навигационные огни» имели очень большое значение, поскольку, по воспоминаниям служащих 7-й Группы Базу использовал несколько электрических ламп, расположенных на земле, свет от которых был виден лишь в самый последний момент перед посадкой, а также нескольких керосиновых ламп, зажигаемых солдатами после посадки самолета. Два прожектора были необходимы для того, чтобы захватывать в свои лучи вражеские самолеты, но все попытки что-либо подсветить ими были безуспешны. Обслуживание Мессершмитта Кантакузино осуществлялось целой группой специалистов, и поскольку теперь они были недоступны в течение дня, это вызывало большое недовольство румынского пилота. Немцы же считали, что действия Базу были неистовым сумасбродством, и часто старались отказать ему в его пожеланиях.

НОВЫЕ ПОБЕДЫ


"Бюкер-131" с модифицированным рулем поворота для авиационной акробатики, который Кантакузино использовал в Испании

Победа, одержанная 27 июля была, как мы уже знаем, первой после долгой череды дневных и ночных безрезультатных вылетов. 26 июля, выполняя полет в редкой для себя роли ведомого (капитана Игната, командующего группой), он помог своему ведущему одержать победу над Яком. На следующий день Кантакузино вылетает один на прикрытие немецкого разведчика. Немец вовремя не появился, и Базу уже готовился взять курс домой, когда вдруг двухбалочный Фокке-Вульф упал с неба, преследуемый тремя советскими истребителями. Один из истребителей, имевший выкрашенный в красный цвет нос (это соответствовало более 25 победам согласно русским опознавательным знакам)(а мы-то и не знали! - прим.переводчика), открыл огонь на манер настоящего аса, а два других советских истребителя обеспечивали ему прикрытие. Базу издалека выпустил очередь по атакующим, надеясь отвлечь их от разведчика. Это удалось, так как русский ас, за которым неотрывно следовали его ведомые, совершил короткий вираж и атаковал румынский самолет спереди, ожидая легкой победы. Но Базу двумя быстрыми маневрами вышел из-под атаки и поразил красноносый Лавочкин, удачно попав в борт очередью в тот момент, когда советский ас заканчивал очередной вираж для выхода на позицию, и оба его ведомых ничем не могли ему помочь. Самолет взорвался на земле на окраине деревни Упенская (все-таки наверное Успенская - деревушка на юге Донецкой области - прим.переводчика), и его обломки были быстро окружены передовыми немецкими частями. Два других советских летчика, потрясенные увиденным, покинули поле боя, и Фокке-Вульф благополучно продолжил свою разведывательную миссию. На обратном пути в небе над аэродромом Котельниково Базу заметил начинающий бомбардировку Пе-2, которого окружали разрывы зенитных снарядов. Испытывая недостаток горючего, он тем не менее атаковал двухмоторный советский самолет, который легко отвернул от него и ушел в облака. Базу последовал за ним. Являясь большим специалистом по слепым полетам, принц избрал и придерживался прямолинейной траектории, которая и подняла его над облаками: русский был там, летя чуть справа точно как на параде. Несколько метких очередей - и объятый пламенем самолет пошел к земле.


Этот "Бюкер-131" был переоснащен двигателем Лайкоминг 275 л.с. в ателье AISA в Мадриде. Ему был присвоен бортовой код EC-AMO. Он использовался Кантакузино в Испании в 1957 году.

Сразу после приземления Кантакузино получил поздравление и благодарность от немецкой разведывательной эскадрильи. Принц был счастлив, и как всегда после победы, пригласил немецкий экипаж осмотреть обломки самолета с красным носом. Застигнутые врасплох немцы не смогли отказать, и на связном самолете полетели в указанный район к месту падения самолета. Несмотря на следы пожара и взрыва, можно было заметить на носу сбитого самолета следы красной краски. Кантакузино был очень доволен, получая благодарности и от людей из Котельниково, которые этого боя не видели, но были уже наслышаны о нем. Базу примерно вычислил место падения Пе-2, а затем убедился в том, что сбил его. Через несколько дней 4-й Люфтфлот засчитал ему два сбитых самолета и подтвердил статус аса пилота Лавочкина.
С 4 мая 1943 года находившаяся под временным командованием лейтенанта Кантакузино 58-я эскадрилья в течение двух с половиной месяцев совершила 540 боевых вылетов, одержала 28 подтвержденных и 5 вероятных побед в 74 воздушных боях ни потеряв при этом ни одного самолета. Это были очень хорошие данные для румынских летчиков восточного фронта. Но в то же время плохие новости пришли с Родины: истребительные и некоторые зенитные подразделения встретили в небе Румынии нового противника - американцев. Так, из 178 Либерейтеров, вылетевших из баз в Бенгази и Бани в Ливии и взявших курс на нефтепереработки долины Прахова, только 135 смогли достичь Дуная из-за бесчисленных происшествий во время полета, а также из-за бури над Югославией. Только 88 из них преодолели обратный путь в плачевном состоянии после атак нефтепереработок, 23 приземлились на Кипре, Мальте и Сицилии. Остальные не вернулись, в чем была не малая заслуга румынских зенитчиков и летчиков.

ВОСЕМЬ ПОБЕД ЗА ЧЕТЫРЕ ДНЯ


Фотография "Бюкера", подтверждающая приведенный выше боковик

Первая датирована 2-м августа, когда одинокий Як храбро атаковал румынские Ju-88. Шестерка Мессершмиттов была в семи километрах позади, чтобы прикрывать бомбардировщики на обратном пути, когда они растянутся по дороге домой. Кантакузино заметил Як и сбил его длинной очередью на вираже, что подтвердил аджутант Флорин Иордаш, а также немецкие наземные службы. Еще один Як в этот день сбил сублокотенент авиатор Иоан Дисезаре, а последнюю в этот день машину записали на свой счет стрелки бомбардировщиков.
3 августа был безусловно лучшим днем в карьере принца. Он взлетел в 7.55 утра на сопровождение Ju-88, и на обратном пути, поскольку у него еще оставалось топливо, решил остаться в воздухе на одиночное патрулирование в надежде найти хоть что-то. Радио было наполнено различными звуками, и Базу внимательно слушал русскоязычные переговоры советских пилотов. К девяти часам он нашел группу Ил-2, сопровождаемую истребителями. Сходу атаковав, он сбивает штурмовик, направлявшийся на бомбардировку Степановской. Эту победу ему подтвердили пехотные части немецкой армии.
В 14.30 он взлетает в сопровождении Молдовеану и капитана Дана Скурту. Летя тройкой, они натыкаются на еще одну группу штурмовиков, идущих с истребительным прикрытием. Базу и Молдовеану бросаются на Ильюшиных, в то время как Скурту в одиночку затевает схватку с шестью яками сопровождения. Базу быстро сбивает один штурмовик, который падает неподалеку от Миусса. Чуть выше Дан Скурту, сбивший к тому времени один як, открывает стрельбу по второму, но затем быстро покидает поле боя, израсходовав весь запас топлива, поскольку ему пришлось весь бой вести на форсажном режиме мотора своего самолета. Базу и Молдовеану сбивают тем временем еще один Ил-2, который атаковал наземные части в окрестностях Димитриева и Кубасова, к западу от Миусса.
Константин Кантакузино впервые одержал три победы в один боевой день. Его талант и способности боевого летчика более не вызывали вопросов ни у кого из представителей стран-членов Оси.
После обеда 4 августа Базу поразил еще один Ил-2, разбившийся рядом с линией фронта, что дало возможность подтвердить эту победу солдатам передовых частей. В 18.55 он взлетает еще раз и встречает 12 Ил-2, сопровождаемые четверкой ЛаГГов. Базу удалось повредить один самолет, однако на этом дело и закончилось. По возвращению он узнал, что в этот день Сербанеску одержал две, а Гресеану одну подтвержденные победы. В эти дни Базу впервые встретился с Аэрокобрами, которые причинили ему много неприятностей и даже повредили его самолет, хотя сам он вышел из этих схваток с нулевым результатом.


Bf-109G-6 в Фодже, в Италии. Американцы изучают место для перевозки полковника Ганна

Поскольку 7-я Группа была разбросана по территории аэродрома Котельниково, 10 августа 1943 года он взлетел в одиночку и встретил группу из примерно полусотни вражеских самолетов. Вот что он сообщил по рации после этого боя:
«Я выполнял одиночное патрулирование, когда в 8.55 встретил в районе Мариновки группу Ил-2, идущих волнами и прикрываемых многочисленными истребителями. Я немедленно вступил в бой с советскими самолетами, идущими со курсом юго-восточнее Миусса. Схватка продолжалась до 9.20 и мне удалось сбить два Ил-2. Я заявляю «сбить», поскольку, даже если я не видел момента их падения, невозможно, чтобы наземные части не зафиксировали результатов этого боя. Поскольку я был занят отражением многочисленных атак, у меня не было времени заниматься подтверждением своих побед. Один из Яков сопровождения, явно намеревавшийся меня атаковать, также был сбит мною к западу от Димитриева, где он и упал, объятый пламенем. Я также много стрелял по другим вражеским самолетом, но не могу ничего сказать о результате обстрела…»


Bf-109, на котором Кантакузино летал в Фоджу, в Италию, перевозя полковника Ганна

Три упомянутые победы были ему подтверждены наземными частями. Однако самым результативным днем в истории 7-й Флотилии считается 16 августа. 22 подтвержденные и 5 вероятных побед были одержаны в этот день. «Чемпионом» дня был Милу, одержавший пять побед; вторым был Базу - 2 ЛаГГ и один ИЛ-2, далее Сербанеску - три победы (одна неподтвержденная), также как и у Лунглеску, Урсаше, и Дисезаре. Практически все остальные пилоты также одержали по одной победе. Невероятно!
Два ЛаГГа были сбиты Базу за один день, но в разных вылетах. Первый проходил в 04.05 и представлял собой сопровождение немецкого разведчика Fw-189, когда русский пилот был сбит после боя на малой высоте, и это была победа вполне в стиле принца, сбить которого русским пилотам никак не удавалось. Вторая победа была одержана в 11.30 во время прикрытия Ju-88, атакованными шестеркой ЛаГГов. Базу атаковал советские самолеты их на пикировании, сбив один из них длинной очередью. Между этими двумя победами была еще одна, одержанная над Ил-2 в 9.10, когда Константин патрулировал в районе Долина Гора в паре с Батрану.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ...
Tags: Кантакузино, авиация, румыния
Subscribe

  • G.50 в Испании. Часть первая

    Созданный инженером Джузеппе Габриелли (Giuseppe Gabrielli), одним из лучших конструкторов компании Фиат, G.50 стал первым цельнометаллическим…

  • STARCK AS70. Окончание

    Появление CEV Реформа 1946 года ликвидировала CNRA и передала все его полномочия CEV (Центр Летных Исследований – Centre d’Essais en Vol) в…

  • STARCK AS70

    Перед вами история маленькой гражданской машины, представляющей собой возобновление кустарного проектирования таких аппаратов после 1945 года.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments