Никита Донцов (avianikitoss) wrote,
Никита Донцов
avianikitoss

Categories:

Лучший пилот Румынии. Часть четвертая. Окончание.

ОТСТУПЛЕНИЕ И СОВЕТСКИЕ ЯКИ

Весной немцы распространили циркуляр, посвященный новому советскому истребителю, в котором пилоты предупреждались о появлении самолета, максимальная скорость которого превосходила Мессершмитт-109G, а вооружение было гораздо мощнее по сравнению с предшественниками. Настоятельно советовалось избегать боев с этим самолетом в случае отсутствия численного перевеса. Румын Дисезар смог сбить один из этих выдающихся самолетов в бою 16 августа, но в отчете, занесенном в его полетный лист, он отметил лишь «победу над неопознанным противником». В свою очередь Базу встретился с новым самолетом 23 августа во время патрулирования совместно с лейтенантом Ионом Симионеску. Их было восемь, и после нескольких минут активного маневрирования румынское порядки оказались разорванными, пилоты потеряли визуальный контакт друг с другом, а воздух наполнился пулеметными трассами. Впервые с начала военных действий капитан Кантакузино приказал своему ведомому отступить.


Первый Мустанг Базу, “Sleepy Ann”


Вернувшись на базу, он направляется прямо в информационный отдел и запрашивает все имеющиеся данные о новом самолете. Информотдел заявил Базу, что тот встретился в небе с Як-3. Такой самолет Кантакузино сбил три дня спустя, однако его ведомый, аджутант Амено Гироламо, был настолько растерян в результате боя, что не смог подтвердить факт победы. В тот же день пропал без вести Георге Фиру, которого многие считали неуязвимым. Затем Яками были сбиты аджутанты Георге Илиеску и Трайан Онофри, одни из лучших ведомых Базу. Русские не играли в игры, они били наверняка. На земле началось стремительное наступление, и войска Оси больше не могли не только продвигаться вперед, но построить плотную оборону на берегу рек, которые они стремительно форсировали при своем бегстве.

Итак, 30 августа командир 58-й эскадрильи получил Орден «Михая Храброго» из рук самого генерала Георге Гиенеску. Но в течение нескольких следующих дней русские настойчиво продолжили напоминать о себе, действуя компактными группами по нескольку десятков штурмовиков, прикрываемых большим количеством яков. Румынские пилоты каждый раз стремились молниеносно атаковать и сразу же покидать поле боя, чтобы избежать встречи с яками, имеющими численный перевес. В личном рукописном дневнике генерала Дорбана можно прочитать следующее:


Первый Мустанг Базу, “Sleepy Ann” - подтверждающая боковик фотография

«После битвы за реку Миусс русские стали еще более настойчивы и воюют жестоко, постоянно атакуют, а нередко оказываются за линией фронта, ведя бой в расположении наших частей.
Вечером румынские Хеншели возвращались со штурмовки советских войск, а мы, после сопровождения других самолетов и жестокой схватки с Яками, вернулись в сектор для свободной охоты. Я находился в паре с Базу и вдвоем мы провели в течение этой охоты три полноценных боя. Вначале Базу упустил две великолепные возможности для атаки, неправильно поняв радиопередачу. На самом деле я говорил ему, что нахожусь сзади и могу прикрывать, но он понял что сзади находится еще кто-то, и потому, открыв огонь с дальней дистанции он быстро ушел вверх. Из-за этой нервозности я тоже упустил свою возможность, но через несколько минут мы встретили двух Яков, идущих на высоте 3000 метров с такой уверенностью, будто ничто в мире не может их повредить. Ведомый, летевший позади, был наверняка удивлен очередью Базу, потому что сразу же развернулся и пошел к земле. Русские переняли немецкую тактику ведения боя, а потому ведущий не стал продолжать полет и начал выполнять S-образные зигзаги в поисках ведомого. Безусловно, наткнувшись на Базу он раздели бы участь своего ведомого, но выдающийся румын, будучи джентльменом, уступил мне свое место и возможность открыть огонь.
После нескольких виражей я сел на хвост советскому самолету, который, казалось, продолжал как ни в чем не бывало выполнять свои виражи. Если только пилот не был уже мертв, жить ему оставалось несколько секунд. Я встал чуть ниже и выпустил короткую очередь из пулеметов и пушки, после чего самолет окутала шапка взрыва, и, сорвавшись в штопор, истребитель противника пошел к земле. Ниже меня Базу внимательно наблюдал за развитием всей этой атаки…»

18 октября LARES направляют SSA рапорт, в котором Базу просит оставить его на фронте. Рапорт этот был удовлетворен, но вскоре после этого принц заболевает скарлатиной и возвращается на фронт после выздоровления только в феврале 1944 года.

ДОМА. ЛИЦОМ К ЛИЦУ С АМЕРИКАНЦАМИ.


Sweet Clara II (II нарисовано только на одной стороне), второй Мустанг Базу

Документы весны 1944 года довольно лаконичны. Русские уже вышли к берегам Прута, в Румынии вовсю была слышна канонада, а Антонеску под влиянием нервного срыва издает приказ о возведении оборонительной линии по реке Олт. К счастью, никто кроме него не поддавался панике. Базу в это время находится в составе 7 Группы, базирующейся в Романе, где 3 мая он одерживает вероятную победу над Аэрокоброй. 27 мая он совершает вынужденную посадку в районе Бакэу, причиной которой стали неполадки в двигателе, о чем нам сообщает рапорт жандармерии, направленный в штаб воздушной армии.
31 мая 7-я Группа была выведена из подчинения CAR (на самом деле C1AR , то есть "Первый румынский авиакорпус" - прим.переводчика) и переведена внутрь страны, в Ботени, где она должна была противостоять американцам. Базу влился в состав 9-й Группы, действующей в районе Текуча и продолжавший военные действия на восточном фронте. 6 июня 1944 года CAR издает информационный рапорт о воздушном бое, произошедшем в районе Галаца между 14 Мессершмиттами-109G из 9-й Группы и примерно тридцатью Лайтнингами P-38 и Мустангами P-51, причем один из этих последних был сбит капитаном Константином Кантакузино.
Помимо прочего, про этот бой писали, что сразу после победы над американцем Базу приземлился рядом с обломками самолета для того, чтобы забрать летный шлем в качестве трофея. За этот поступок его стали называть "хладнокровным убийцей", готовым пойти на все, только бы увеличить список своих подтвержденных побед. Кантакузино вспоминал потом, что из-за этого с ним перестали общаться даже друзья по эскадрилье и что он потом очень переживал за этот свой необдуманный поступок.
Жаль, что все это говорили про человека, который командовал единственной румынской истребительной группой на западном фронте в войне, которую в течение 45 лет признавали даже румынские коммунисты.
Но такова была реальность. Базу начинает воевать с Мустангами, и сбивает одного в бою, в котором он сначала потерял своего немецкого ведомого - Штенгера (летавшего в 9-й Группе). Зайдя затем Мустангу в хвост, он выпустил короткую очередь, попавшую в двигатель. Базу видел, как от двигателя отлетают различные детали, а затем двигатель останавливается. Американский пилот посадил самолет на брюхо в нескольких километрах от Тигина (современное название Бендеры - прим. переводчика), после чего бросил машину и скрылся в ближайшем лесу. Базу, пролетев на бреющем полете, пытался рукой подать сигнал пилоту, чтобы он не волновался и остался у своего самолета, но не сумел обнаружить летчика. В итоге американец пропал без вести, поскольку нет никакой информации о нем ни в советских, ни в немецких источниках. Тело пилота также не нашли, и когда Кантакузино на связном Шторьхе прилетел к месту вынужденной посадки пилота, самолет все еще горел, а местные жители ничем не могли помочь в поисках этого человека. На основаниях показаний летчика, который прилетел вместе с Базу на Шторьхе, и был сделан окончательный вывод об исчезновении пилота.
4 августа Базу сбивает два P-38, один из них на окраине Балтати, а второй в районе Даскалести, причем во втором случае принц открыл огонь по самолету противника на выходе из иммельмана. Как несколько лет назад говорил Молдовеану, принимавший участие в воздушном бое: «Американец увидел, как его часы остановились, разлетевшись на куски».
21 августа Базу сбивает три русских самолета, но он понятия не имеет о том, что произойдет через несколько дней. Это станут его последние победы на восточном фронте, исключая сбитый вместе с Даржаном немецкий Фокке-Вульф, который станет его последней победой.

ПИЛОТ МУСТАНГА


Мустанг, сбитый Базу 14 июня 1944 года

После 23 августа 1944 года находящихся на румынской территории пленных американцев - пилотов Либерейтеров, Летающих Крепостей, Мустангов и Лайтнингов, начали отправлять в Италию всеми возможными способами и в кратчайшие сроки. Так, подполковник (Lieuteneant-Colonel) Джеймс Ганн-третий должен был быть доставлен в Фоджу. После планирования и проработки деталей миссию доверили провести майору Константину Пержу на самолете Савойя-79В, но поскольку на ней отказали двигатели, было решено быстро переделать для переправки "мистера Ганна" в Италию один из истребителей "Мессершмитт". Все согласились с тем, что перевезти американца должен был Базу, великолепно владеющий пилотажем, разговаривающий на хорошем английском и являющийся пилотом с крепкими нервами. Со 109-го Мессершмитта сняли все лишнее, что могло бы помешать немаленькому (рост метр девяносто) американцу, в нем было создано подобие каюты из меховых комбинезонов, а на бортах самолета был нарисован большой американский флаг со всеми звездами.
Базу взлетел, и для опробования самолета исполнил великолепную программу, о которой Дан Византи высказался в следующем духе:
«Все присутствующие были опытными летчиками, но лично я никогда не видел ничего похожего…»
После 25 минут высшего пилотажа Базу приземлился, еще раз удивив всех необычной посадкой.
27 августа он без проблем приземлился в Фодже, где для обратного пути ему был выдан Мустанг, поскольку для Мессершмитта отсутствовали запасные части, а двигатель запускаться отказался. Ему быстро показали расположение ручек управления и приборов в кабине, после чего он взлетел и начал показывать привычные уже для него пилотажные штучки. Американцы на земле никак не могли понять, что происходит.
В конце концов он вылетел, сопровождаемый тремя другими Мустангами на аэродром Попешту-Леордени, где он благополучно приземлился, сделав американцам отмашку зеленым флагом - мол, все прошло хорошо. Через два дня на аэродром прибыли первые Б-17, которые начали вывоз пленных в Италию.
3 сентября 1944 года Базу предпринял еще один вылет в Италию, чтобы передать американцам схемы немецких позиций, подлежащих бомбардировке, поскольку радиосвязь у союзников работала из рук вон плохо. Он очень надеялся вновь сесть за свой "Густав", но оказалось, что американские пилоты, решив опробовать эту машину, разбили ее на посадке. Таким образом возвращался домой он уже на втором своем Мустанге, а первый остался в руках освобожденных и доставленных в Италию американцев..


Трофейный МиГ-3

Что касается военных действий против нацистской Германии, то про это сказать особенно нечего. Капитан Кантакузино был командующим новой румынской истребительной группой, оснащенной "Густавами". Задания истребительной авиации в основном сводились к прикрытию штурмовиков и бомбардировщиков, да было еще несколько атак наземных целей. Нечастые встречи с немецкими самолетами обычно заканчивались ничем, поскольку пилоты старались избежать воздушных боев. Находясь виз-а-ви с II/JG52 Липферта (бывшего инструктора у большинства румынских пилотов), пилоты просто не желали ввязываться в серьезные схватки. Не смотря на все эти нюансы, Базу был просто одержим желанием схватки с немецкими асами, и, не обладая численным перевесом, провел атаку против FW-190, занимавшихся штурмовкой 25 февраля 1945 года. Освободившись от бомб, немцы приняли бой на высоте 1500 метров, однако на Базу и его ведомого, аджутанта Тражана Даржана с высоты свалился шварм "Конрадов", возглавляемый Липфертом. После многочисленных пируэтов Базу удается поразить один Фокке-Вульф короткой очередью, попавшей в маслорадиатор немецкого самолета. Немец падает, а Базу, пытаясь выйти из боя, переходит на форсаж и замечает, как другой ФВ поражает самолет Дражана, заставляя его сесть на вынужденную. Самолет был уже в нескольких метрах от земли когда еще один 190-й взял румынский самолет в прицел и выпустил очередь, после чего Дражан взорвался при ударе о землю на нейтральной полосе между немецким и советским передним краем. Оставшись без ведомого в крайне невыгодном положении, Базу моментально попал под огонь немцев, и сумел посадить свой объятый пламенем самолет неподалеку от русских траншей. Выскочив из самолета он спрыгнул в воронку, где двое черных от копоти солдат русской пехоты попытались свести с ним счеты.

ЭКСПРОПРИАЦИЯ И ГОРЬКИЙ ФИНАЛ


Sweet Clara II, Мустанг Базу - подтверждающая боковик фотография (II нанесено только с левого борта)

Война шла к концу, но конец этот был для принца Кантакузино очень и очень необычным. Советские войска контролировали страну, комиссариат НКВД творил свои дела в Бухаресте. В течение некоторого времени Базу сохранял свою работу пилота в LARES, а весной 1945 года стал еще пилотом Анны Паукер, политика, присланного из Москвы, которого многие считали будущим руководителем румынской коммунистической партии. С 1945 по 1947 годы он пилотировал самолеты LARES в различные европейские столицы, куда направлялись румынские делегации.
В 1947 году его, не смотря на все заслуги, отправили в отставку. Анна Паукер неоднократно заявляла, что сделает все возможное, чтобы оставить столь классного пилота за штурвалом, но слова разошлись с делом и в начале 1948 года он попал в очень сложную финансовую ситуацию.

13 января 1945 года (в статье именно эта дата - прим.переводчика) экипаж самолета LARES с бортовым кодом TR-TAX был задержан на аэродроме Арад по обвинению в контрабанде золота и других ценностей. Базу попросили отогнать самолет в Милан, оставив всех пассажиров в Араде. Из-за этого происшествия LARES осталась без пилотов: Василь Сиобану, Петер Стефан и Десебал Василиу были арестованы, Макс Манолеску сбежал из Румынии вместе с Феликсом Стефанеску, еще два экипажа также были арестованы при перевозке румынского золота в Швейцарию и один экипаж растворился где-то над Татрами.
Из Милана Кантакузино сообщил советскому командующему TARS полковнику Короткову о своем нежелании возвращаться обратно. После нескольких лет приключений в странах Европы он обосновался наконец в Испании, где встречался с Франко в компании с Георгесом Деметреску, председателем румынской общины Испании. Он уже помогал принцу несколько лет назад, когда приобрел ему на средства румынской общины небольшой акробатический самолет, который давал Кантакузино возможность проводить многочисленный демонстрации летного мастерства и зарабатывать деньги, в которых он сильно нуждался.
В Испании Кантакузино опубликовал много разных антикоммунистических статей, главной идеей которых было непризнание коммунистического режима Бухареста. Конечно же ему сильно ответила пресса Франко, заявившая, что он ни кто иной как перебежчик. Оставшись в одиночестве, постоянно испытывающий лишения, Константин Кантакузино одновременно получает болезнь печени и язву, в результате чего умирает в госпитале 26 мая 1958 года


Sweet Clara II

По поводу причин его смерти ходило много слухов, вплоть до передозировки наркотиков, самоубийства, покушения или катастрофы в воздухе, но все это абсолютный вымысел.

КОНЕЦ

Tudor Vasile
Перевод и дополнения Никиты Донцова
Помощь в работе с дополнениями оказывал alexww1
Tags: Кантакузино, авиация, румыния
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments