Никита Донцов (avianikitoss) wrote,
Никита Донцов
avianikitoss

Categories:

Румынские наследники Потэ. Окончание

22 ИЮНЯ 1941 ГОДА

11-я, 12-я, 13-я и 14-я разведывательный эскадрильи, будучи выдвинутыми на передовые аэродромы, в активные действия не вступают и остаются в резерве. 17-я разведывательная эскадрилья без происшествий осуществила четыре вылета на разведку вражеских передовых позиций. 18-я разведывательная эскадрилья выполняла атаку аэродрома Измаил восьмеркой IAR-37, которую прикрывали восемь He-112E из 5-й истребительной Группы. Румынские самолеты были перехвачены советскими И-153 "Чайка", и, после короткого боя, один загоревшийся IAR-37 упал на землю, а еще один был серьезно поврежден зенитной артиллерией, однако смог дотянуть до ближайшего аэродрома, где и скапотировал при посадке.


IAR-39 производства SET (на это указывает номер на хвосте самолета). Капот окрашен в желтый цвет

19-я разведывательная эскадрилья в 4.30 утра подняла в воздух борт "3", пилотом которого был Попеску (Popescu), наблюдателем Драгомиреску (Dragomirescu) и стрелком Григориу (Grigoriu). Заданием экипажа была разведка по маршруту Сулита-Хотин-Каменец-Подольский-Зеленче (Sulita-Hotin-Kavenici-Podolski-Zalenci - современная Черновицкая область) с пересечением в 4.58 реки Прут. Сделав детальную аэрофотосъемку района города Липканы (Lipscani), румынский разведчик был атакован советским И-16, в следствии чего наблюдатель и стрелок IAR-39 погибли. В 9.50 другой самолет этой эскадрильи, борт "10" с экипажем Ровару-Поп-Молнер (Rovaru-Pop-Molner) вылетает на разведку по маршруту Липканы-Ларга-Недобауцы-Новая Сулита (Lipscani-Larga-Nedobauti-Noua Sulita),с которой справляется без проблем. В 14.35 наступает очередь экипажа Илиеску-Роман-Печено (Iliescu-Roman-Peceno), который отправляется по тому же маршруту и возвращается целым и невредимым в 15.55. Последний вылет в этот день совершил экипаж Попеску-Драгомиреску-Григориу (Popescu-Dragomirescu-Grigoriu), без каких бы то ни было приключений совершив разведку по маршруту Липканы-Романковцы-Калонова-Камен-Хотин (Lipcani-Romancauti-Kalonova-Camenic-Hotin).
Один из экипажей 20-й разведывательной эскадрильи был очень удивлен, когда, возвращаясь с выполненного задания, попал под огонь пяти советских истребителей МиГ-3 в районе Ясс. В результате ожесточенной схватки экипаж заявил об одной возможной победе над истребителем противника.
21-я эскадрилья выполнила все свои разведывательные задания безо всяких сложностей и непредвиденностей, а вот 22-я эскадрилья, десятка IAR-39 которой находилась в распоряжении командующего авиацией IV армии, понесла потери. Экипаж Никулеску-Аким-Градинару (Niculescu-Achim-Gradinaru) вылетел в 4.00 утра, но на аэродром так и не вернулся. Второй экипаж, в составе пилота Ангелута и наблюдателя Унгуряну (Angheluta - Ungureanu) был атакован парой советских истребителей, и, получив ранения, совершил вынужденную посадку на аэродроме Цилистия (Zilistea, 80 км севернее Бузэу). Таким образом, эта часть понесла ощутимые потери уже в первый день, а через неделю активных боевых действий была отведена в тыл на переформирование, а самолеты ее были поделены между другими действующими на фронте разведывательными эскадрильями.


IAR-39, аэродром Морозовская, под Сталинградом. Октябрь 1942 года

24 ИЮНЯ 1941 ГОДА

19-я разведывательная эскадрилья начала день с миссии по фотографированию вражеских войск в районах Дрэгэшани-Тескань-Липканы-Данковцы (Dragasani-Tescani-Lipcani-Dancauti), направив туда самолет с экипажем Данга-Томеску-Бала (Danga-Tomescu-Balha). Следующий самолет вылетел по тому же маршруту в 10 часов 45 минут, и задание его было точно таким же. Однако второму экипажу в районе Брынзены (Brinzeni) удалось сбросить бомбы на советскую колонну из восьми конных артиллерийских упряжек.
Один из экипажей 22-й эскадрильи, возвращаясь после выполнения задания, был атакован советскими истребителями, и, по заявлению пилота Станкова (Stancov), румынам удалось подбить один И-16. В то же время другой экипаж в составе Никулеску-Аким-Догару (Nikulescu-Achim-Dogaru) погиб в бою с советскими самолетами.

25 ИЮНЯ 1941 ГОДА

19-я эскадрилья направляет одиночный самолет с экипажем Рору-Поп-Молнер (Roru-Pop-Molner) на бомбардировку железнодорожной станции Медвежа (Medveja), а экипаж Попеску вылетает на аэрофотосъемку аэродромов Брынзены и Теребус (Terebus) вдоль реки Прут. В свою очередь, 20-я эскадрилья экипажем Лебидов-Войкулеску-Мургочи (Lebidov-Voiculescu-Murgoci) одерживает в бите с пятеркой советских И-16 одну победу, подтвержденную наземными службами. Подбитый истребитель упал аккуратно на краю деревни Штрасешти (Strasesti).

28 ИЮНЯ 1941 ГОДА


21 июня 1941 года. Самолеты готовятся к вторжению в СССР

11 разведывательная эскадрилья совершает два вылета, в которых находит тщательно замаскированную артиллерийскую батарею противника. Иоан Неделку (Ioan Nedelcu), наблюдатель с одного из самолетов, впоследствии вспоминал:
"Это был мой первый вылет, мое первое задание, которое состояло в разбрасывании листовок. Сопровождали нас четыре истребителя PZL-11. Мы вошли в Бессарабию восточнее города Рени (Reni), и сбрасываемые нашим самолетом листовки снежными хлопьями пошли к земле. Внезапно я увидел странную точку, расположенную выше и позади нас, которая быстро приближалась. Это был И-16. До этого момента я видел его лишь в профиле на листках во время обучения. Быстро даю длинную очередь, и вижу, как неприятельский самолет быстро меняет курс и идет на соединение с крупной формацией И-16, которые начинают набор высоты, направляясь в нашу сторону. До этого момента я видел воздушные сражения только в кино, а сейчас стал живым участником такового. Против наших PZL сражалось более пятнадцати вражеских истребителей, это была неравная битва, и тем приятнее были два И-16, упавшие после первых же очередей. Лишь один наш самолет, которым управлял капитан Киру (capitain Chiru) сел на вынужденную, и то только после того, как расстрелял все патроны."
А вот как описывает свой боевой вылет другой дебютант, аджудант-мажор Думитриу Никита (adjudant-Major Dumitriu Nichita):
"Это был мой первый боевой вылет, разведка территории Бессарабии. Я не мог успокоится до момента рапорта механика, что с машиной все в полном порядке. Взлетев, мы пересекли Прут, и долетели практически до Комрата (Comrat - столица Гагаузии), но с нами решительно ничего такого не происходило. Что же я потом буду рассказывать своим подружкам? Мы раскрыли расположение вражеской батареи, и я спикировал практически до земли, чтобы обстрелять ее. Однако зенитный огонь оказался достаточно насыщенным, и мне пришлось отказаться от повторного захода, начать интенсивное маневрирование и взять курс на свой аэродром. Пересекая реку Прут я был счастлив - теперь мне есть что рассказать подружкам! Весь остаток дня я не мог говорить ни о чем другом, и все мои друзья по эскадрилье воспринимали меня с большой долей иронии..."
В то же время IAR-39 борт "83", принадлежавший 15-й разведывательной эскадрилье, был сбит в воздушном бою районе 9.00 утра северо-западнее населенного пункта Стефанешти (Stefanesti). Наблюдатель Мазилу (Mazilu) остался жив, стрелок этого самолета был тяжело ранен, а пилот Попеску погиб.


Уточнение машрута - последние штрихи перед вылетом

29 ИЮНЯ 1941 ГОДА

11-я эскадрилья занималась разведывательными полетами южнее Бессарабии. Самолет IAR-39 борт "6" из состава 19-й эскадрильи вылетел на разведку в район города Сторожинец (Storojinet), когда он был атакован советским истребителем. Пущенная румынским стрелком очередь задела советский самолет, но он продолжал атаки, пока, в конце концов, не поджег румынов, но раненный пилот смог посадить самолет, несмотря на начавшийся на борту пожар и гибель стрелка и наблюдателя. Что касается советского самолета, то он упал в районе деревни Аданката (Adancata).
Что до 21-й эскадрильи, то IAR-39 борт "34" в 18.30 потерпел аварию во время боевого столкновения, однако экипаж этой машины остался цели и невредим.

3 ИЮЛЯ 1941 ГОДА

IAR-38 борт "47" из 11-й разведывательной эскадрильи осуществлял аэрофотосъемку в районе Тарутино (не Калужской области, это Бессарабия!), когда его атаковала пятерка краснозвездных И-16. Один советский истребитель был сбит воздушным стрелком, однако сам румынский самолет был сильно поврежден и разрушился во время вынужденной посадки.
12-я разведывательная эскадрилья осуществила в этот день шесть миссий. IAR-38 борт "2" вылетел в 16.00 на задание, из которого он уже не вернулся, вынужденный совершить аварийную посадку из-за попадания зенитного снаряда. Другой экипаж этой же эскадрильи на обратном пути попал в районе Макарешты (Makaresti) под "дружественный огонь", в следствии чего стрелок получил серьезные ранения.
Экипаж IAR-39 борт "72" был поглощен выполнением своего разведывательного задания, когда внезапно попал под атаку советских истребителей. После короткой схватки стрелок румынского самолета был убит, а наблюдатель и пилот даже не ранены. Послушаем наблюдателя с другого самолета, локотенента Иоакима Опреску (Lt Ioachim Oprescu):
"Этим июльским утром было достаточно свежо. Весь экипаж был заметно возбужден, поскольку ночью нам было дано первое боевое задание - разведывательный полет над передним краем войск противника. Поскольку это задание получили два наблюдателя, нам пришлось тянуть жребий, который отвел мне выполнение второй миссии в 10.00 утра. До самого отлета я не находил себе места, бесцельно расхаживая справа налево и ни о чем не думая. Волнение и нервозность нападали на меня, лишь только стоило подумать о том, что меня ждет, о том неизвестном, что будет далее. Но как только мы взлетели, все страхи моментально исчезли и я сосредоточился на выполнении своей разведывательной миссии. Вскоре мы оказались над Кишиневым (Chisinau), и по-прежнему ничего не указывало на военный характер нашего задания, поскольку всюду стояла тишина и неприятеля не было видно. Нет авиации противника, нет зенитной артиллерии, нет даже советских войск на земле - нет ни малейшего чувства боевых действий. Мы пересекли Прут, над которым также царила тишина и спокойствие. Советские войска были столь хорошо камуфлированы, что даже выпущенные из стрелкового оружия длинные очереди не могли раскрыть их местоположения. Я вернулся на свой аэродром в состоянии легкого разочарования."

4 ИЮЛЯ 1941 ГОДА


Февраль 1942. Румынский экипаж готовится к очередному разведывательному полету

19 разведывательная эскадрилья осуществляла полеты над линией фронта. IAR-39 борт "90" из 20-й эскадрильи был подбит "дружественным огнем" в районе междуречья Днестра и Прута, экипаж при этом не пострадал.
Четыре вылета осуществили самолеты 11-й эскадрильи, в одном из которых экипаж Григореску-Илиеску-Владау (Grigorescu-Iliescu-Vladau) сумел обнаружить и разбомбить крупную колонну вражеских войск в районе Епурены-Карпешти (Iepureni-Carpesti).
12-я эскадрилья силами трех самолетов осуществляла разведывательно-бомбардировочные миссии. В 8.20 утра один из этих самолетов - IAR-38 борт "38" - разбился во время вынужденной посадки на аэродроме Васлуй (Vaslui).
13-я эскадрилья в этот день провела пять успешных разведывательных вылетов и потеряла только одну машину - с задания не вернулся IAR-38 борт "35", без вести пропавший во время аэрофотосъемки.
Вот что вспоминает про этот день локотенент Танасе Манку (S/Lt Tanase Mancu):
"4 июля 1941 года капитан Ромео Анка (Romeo Anca) предлагает мне вылететь на разведывательную миссию в тыл к большевикам, в район Кагула (Cahul). Пилотом нашего самолета был назначен "Папа" Шербанеску (Serbanescu), стрелком был сержант Петров (Petrov). Мы пролетели прямо над домом моих родителей, после чего пилот поднялся выше и мы вошли в облачность. Пересекали мы Прут в обстановке спокойствия и размеренности, и лишь мое сердце хотело почему-то вырваться из груди. Вдруг я услышал свист пуль... Откуда они? оказывается, по нам вели огонь советские зенитные пулеметы. Мы сделали несколько противозенитных маневров, чем сбили пулеметчиков с толку. Вскоре нам пришлось снизиться до бреющего полета, и мы шли на высоте 15-20 метров над землей.
Через некоторое время мы нашли советские артиллерийские батареи, обстреливающие Галац. Выпустив по артиллеристам несколько коротких очередей мы взяли обратный курс, пересекли Прут и вскоре приземлились на своем аэродроме, где нас уже ждал командир, поздравивший с первый удачным боевым вылетом."
Еще один самолет из 13-й эскадрильи, IAR-39 борт "90" не вернулся с задания, а такой же IAR-39 20-й эскадрильи был сбит немцами у села Загайчаны (Zagaicani), при этом весь экипаж погиб.

5 ИЮЛЯ 1941 ГОДА


Экипаж занял свои места в кабине. 1944 год

19 эскадрилья выполняла разведывательные полеты над линией фронта. Вот что вспоминает один из пилотов этой эскадрильи, Ион Данченау (Ion Dancenau):
"Этим утром была сильная облачность - высота облаков колебалась от 200 до 1600 метров, а мне необходимо было сделать вылет на аэрофотосъемку. В окрестностях все еще оккупированного русскими Кишинева находилось большое количество большевистских войск, и моей задачей была их детальная фотосъемка, а также разведка кишиневского аэродрома. В случае плотного зенитного огня моей задачей был полет на низкой высоте, разведка местности и уход от противовоздушного огня под прикрытием облаков. Мы взяли курс на Кишинев, и, находясь в районе аэродрома, попали под плотный зенитный огонь. Фотокамера начала съемку, а разрывы зенитных снарядов все приближались и приближались. Я спросил у наблюдателя, чем он сейчас занят, и получил ответ: "Снимаю. Лети как сейчас и никуда не сворачивай, мне надо сделать еще снимки". Ситуация тем временем становилась все более драматичной, и меня разобрал нервный смех. То, как наблюдатель высказывался по поводу камеры и фотоснимков, наводило на мысль что он всем сердцем влюблен в свои фотографии. В этот момент снаряд разорвался всего в нескольких метрах от нашего самолета, я не выдержал и повел машину зигзагом. Задание мы тогда все-таки выполнили, поскольку фотографии получились хорошими."

Один из самолетов 11-й эскадрильи тоже попал под огонь с земли - несмотря на попадания в крыло и в топливный бак, пилоту удалось экстренно посадить свою машину и экипаж остался жив. А вот в 15-й эскадрильи в этот день потеряли одну машину - с задания не вернулся IAR-39 борт "78".


Зима 1941/1942. IAR-39 в смываемом зимнем камуфляже

6 ИЮЛЯ 1941 ГОДА

Рассказывает локотенент Колес (Lt Coles) из 21-й эскадрильи:
"Я получил от командира задание произвести разведывательный полет в направлении Хотина (Hotin). Наши войска уже несколько дней атаковали город, но никто так и не мог понять, захватили мы его или нет. Надо было посмотреть, чей флаг развевается над городом - румынский, что подтверждает его захват, или все еще советский.
На своей карте я примерно разработал маршрут - пересекаю Прут в районе Новой Сулиты, откуда и беру курс прямо на Хотин. В целом я посчитал, что полет этот почти целиком пройдет над нашими войсками, а потому попросил пилота не подниматься выше 1000 метров. И вот наконец-то мы в воздухе и ложимся на нужный нам курс. Был классический июльский день - очень солнечный и теплый. Мы спокойно рассматривали колонны автомобилей, повозки и пехоту, продвигающуюся от Новой Сулиты к Хотину. Наш стрелок время от времени оглядывал небо... По мере приближения к Хотину мы замечали все больше и больше свидетельств войны - воронки от взрывов, сгоревшие дома и тому подобное... Я уже заметил на горизонте Хотин, над которым поднималось облако густого дыма.
Пулеметная очередь вернула нас к реальности. На капоте появились следы от масла. Сначала я подумал, что по нам ведет огонь наша же артиллерия, что уже случилось несколько дней назад, когда румынские зенитки приняли наш самолет за вражеский. Чтобы нас опознали свои, я сделал выстрел из ракетницы.
Однако посмотрев на нашего пилота я понял, что с ним не все в порядке - мне пришлось взять управление самолетом на себя, после чего пилот потерял сознание а я почувствовал на своем плече руку стрелка, который показывал мне на приближающийся сзади сверху советский И-16.
С каждой секундой ситуация становилась все хуже и хуже, и я решил оторваться от истребителя противника, резко спикировав до самой земли. Огонь по нашему самолету продолжался, я хорошо слышал треск пуль, но, к счастью, управление машиной не было нарушено. Посмотрев назад, я увидел, как наш стрелок выпускает очередь за очередью, пытаясь отбить вражеские атаки, но затем, в какой-то момент, его стрельба прекращается и он беспомощно падает внутрь кабины.
Краем глаза я заметил советский истребитель - имея значительное превосходство в скорости, он может теперь играть с нами, как кошка играет с мышкой. Я снизился еще и взял курс в сторону Прута, пытаясь за счет своей маленькой скорости не дать советскому истребителю возможности прицелиться. Советский истребитель несколько раз заходил мне в хвост, но всякий раз мне удавалось уйти из-под огня.
Очередной очередью советский самолет срезает левые стойки на моем биплане, и фюзеляж с верхним крылом начинают вибрировать. К счастью, в этот момент я пересекаю реку Прут, а мой оппонент разворачивается и уходит. Я пытаюсь совершить вынужденную посадку, но самолет капотирует, и лишь помощь местных жителей спасает мне жизнь. Пилот самолета к этому моменту был уже мертв, а стрелок серьезно ранен - он умер в госпитале на следующую ночь..."


Ноябрь 1944. IAR-39 заправляется перед вылетом

IAR-38 успешно использовался также в летных школах - на нем готовили пилотов для пикировщиков Ju-87. В школе стрельбы и бомбометания в Мамае самолеты IAR-38 и IAR-39 использовали в качестве беспилотных мишеней.

11 ноября 1943 года рассматривалась возможность буксировки планеров DFS-230 самолетом IAR-38. Однако из этой затеи ничего не вышло, поскольку максимальная грузоподъемность планера составляла 1100 килограмм, а IAR-38 мог буксировать только 500. Лишь IAR-39 в конечном итоге сможет таскать эти планеры - именно в этой роли самолет и просуществует до конца второй мировой войны.

Dan Antoniu и Cicos George
Перевод и дополнения Никиты Донцова и alexww1

КОНЕЦ
Tags: iar, авиация, румыния
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Берлинер Вайсс

    С этим роликом Никита и Альрамир безусловно опоздали... Можно конечно сказать, что разместить его раньше не позволила "сумасшедшая скорость"…

  • F.E.8 от поляков

    Что же, хоть я и в губернии, это не означает, что не могу я начать новый проект. И вот он - F.E.8 от Модельбуда. Все как полагается :-)…

  • Гости из Нижнего

    Говорят, жара спала? Как-то мы в этом не уверены. А потому предлагаем вам приготовленный еще весной ролик, который должен немного охладить вас в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Recent Posts from This Journal

  • Берлинер Вайсс

    С этим роликом Никита и Альрамир безусловно опоздали... Можно конечно сказать, что разместить его раньше не позволила "сумасшедшая скорость"…

  • F.E.8 от поляков

    Что же, хоть я и в губернии, это не означает, что не могу я начать новый проект. И вот он - F.E.8 от Модельбуда. Все как полагается :-)…

  • Гости из Нижнего

    Говорят, жара спала? Как-то мы в этом не уверены. А потому предлагаем вам приготовленный еще весной ролик, который должен немного охладить вас в…