Никита Донцов (avianikitoss) wrote,
Никита Донцов
avianikitoss

Category:

Hispano-Nieuport 52. Война. Начало.

В момент начала «пронунсиаменто» (с испанского - "Военный переворот, мятеж военной клики") воздушные силы испанской Республики располагали только одной моделью стандартного истребителя - Ньюпор-52 (Nieuport Ni-52). Естественно, уже считающийся устаревшим (программа «Испанского Фьюри» немного задерживалась), этот самолет предоставил пилотам возможность начать боевые действия и принять участие во множестве воздушных боев, заменяясь понемногу моделями и более свежими, и более экзотическими. Управляя этим самолетом, по очень разным, а порой и анекдотичным причинам погибло много хороших республиканских пилотов-истребителей. Трагедия, разделившая Испанию в июле 1936 года, оказала хорошую услугу Военной Авиации (Так в оригинале текста - прим.переводчика), эскадрильи которой с первых минут боевых действий подверглись сильнейшему влиянию различных политических сил..


11-17 из 11-й Группы в начале сентября 1936 года. Цифры видны из-под свеженанесенной красной полосы.

ПЕРВЫЕ ДНИ

Группа №11 (Grupo #11) базировалась в Мадриде-Хетафе и была подчинена 1-й Авиационной Эскадре (Escuadra de Aviacion №1), возглавлял которую подполковник Антонио Камачо Бенитес (Antonio Camacho Benitez), верный сторонник Республики. Это, несомненно, было время Мануэля Каскона Бриега (Manuel Cascon Briega), командующего 11-й группой с момента «отправки на пенсию» предыдущего командующего – Хуана Абоала (Juan Aboal), твердого республиканца, что не мешало ему быть человеком популярным и публичным, а многим офицерам и унтер-офицерам не поддерживать его и в целом энтузиазм республиканского режима. Надеясь избежать проблем, подполковник Камачо объявил в первые дни конфликта о возврашении по домам военных, подозреваемых в «равнодушии к республике». Среди них оказались командир 1-й эскадрильи 11-й группы капитан Алехандро Мансо до Суньига (Alejandro Manso de Zuniga), а также командир звена - лейтенант Хосе Руис Мас (Jose Ruiz Mas) и пилоты Рафаэль Серрано Аренас (Rafael Serrano Arenas), Мариано Гонсалес Кутре Вильяверде (Mariano Gonzalez Cutre Villaverde) и Эдуардо Лоренци де ла Вега (Eduardo Lorenzi de la Vega). С другой стороны, такие летчики как Сесар Мартин Кампос (Cesar Martin Campos) и Хосе Нарранко дель Эгидо (Jose Narranco del Egido), хорошо скрыли свои политические взгляды и не были подвергнуты этой превентивной мере. В любом случае, автобус, который должен был доставить офицеров по домам, вернулся на базу после короткой перестрелки с милицией, быстро сформированной к тому времени и страстно желавшей отрезанных голов противников республики. По предложению командующего базой Арсения Риоса Аргуесо (Arsenio Rios Argueso), противников республиканского режима отправляют на борту трехмоторного Фоккера, принадлежащего испанской авиационной почтовой службе (LAPE) на гражданский аэродром Барахас (Barajas) под Мадридом, а уже оттуда автомобилем в Министерство Обороны, на площадь Сибелес (Cibeles), в центр столицы, где начальник военной авиации, полковник Ангел Пастор Веласко (Angel Pastor Velasco), отдает приказ об их домашнем аресте. Группа, таким образом, располагала всего двумя боеспособными эскадрильями, которыми командовали Хосе Мендес Ириарте (Jose Mendez Iriarte) и Авертано Гонсалес (Avertano Gonzalez), и располагала в общей сложности 16 самолетами, из которые некоторые принадлежали бывшей Группе №12. К моменту начала конфликта завод Испано в Гвадалахаре успел поставить еще 20 новых или отремонтированных самолетов.


Этот Ньпор, имевший номер 3-2, раньше принадлежал 12-й Группе и базировался в Армилье (Гренада). Не задолго довойны самолет был переведен в Мадрид, где на него нанесли знаки принадлежности республиканской авиации

Первые боевые действия истребителей 11-й Группы не имели ничего общего с воздушными боями, поскольку 19 июля два Ni-D 52 вылетели на поддержку наземных сил капитана Каскона (Cascon), штурмовавшего артиллерийские казармы в Хетафе, с утра начавшие обстрел аэродрома. На заре, среди множества разрывов снарядов, взлетели два самолета - лейтенанта Сесара Мартина Кампоса (Cesar Martin Campos) и сержанта Андеса Гарсия Лакале (Andres Garcia Lacalle). Эффективно отстреляться по мятежникам смог только Лакале, поскольку Кампос лишь наблюдал за происходящим, а затем и вовсе оставил республиканцев.
Первые потери также не имели ничего общего с воздушным боем, поскольку 21 июля трагическая ошибка привела к тому, что в Гренаду-Армилью (Grenade-Armilla) был отправлен патруль из трех Ni-D 52, которые должны были поддерживать в небе Андалуссии наземные операции правительственных войск. Однако по приказу капитана Муньоса дель Коррала (Munoz del Corral) аэродром, на котором республиканским пилотам предстояло совершить дозаправку, накануне был эвакуирован и захвачен повстанцами.
Три севших Ni-D 52, пилотировали которые лейтенант Хуан Пьетро (Juan Prieto), сержант Херардо Мартин (Gerardo Marin) и полковник Лаурентино Лосано (Laurentino Lozano), пополнили, таким образом, немногочисленную на тот момент авиацию мятежников. Все три пилота были пленены, однако в последствии все трое воспользовались возможностью перейти на сторону франкистов. Пьетро стал инструктором по обучению пилотажу, а Мартин и Лозано – механиками.

Итак, на начало конфликта в Хетафе осталось большинство пилотов и персонала, преданного Республике. В их числе были командир второй эскадрильей капитан Авертано Гонсалес Фернандес-Муньес (Avertano Gonzalez Fernandez-Muniz) и Хосе Мендес Ириарте (Jose Mendez Iriarte), перешедшей из расформированной 12-й Группы, лейтенанты и командиры звеньев Хуан Пьетро Молина (Juan Prietro Molina), Франсиско Маркес Янгуас (Francisco Marquez Yanguas) и Рафаель Ривас Мираллес (Rafael Rivas Miralles). Дополняли их бригадиры (звание, соответствующее фельдфебелю, или сержант-майору - прим.переводчика) Антонио Андес Паскуаль (Antonio Andres Pascual) и Фернандо Перес Аседо (Fernando Perez Acedo), сержанты Андрес Гарсия Лакалле ( Andres Garcia Lacalle), Гонсало Гарсия Санхуан (Gonzalo Garcia Sanjuan), Мануэль Агирре Лопес (Manuel Aguirre Lopez) и Херардо Мартин Эриас (Gerardo Marin Heraiz), а также капралы Рафаэль Пена Дуго (Rafael Pena Dugo), Роберто Алонсо Сантамария (Roberto Alonso Santamaria) и Лаурентино Лосано Лагуна (Laurentino Lozano Laguna). В течение следующих дней прибыли еще несколько пилотов истребителей, собраных для службы на фронте: лейтенант Рамон Пупарелли Франсия (Ramon Puparelli Francia) из технической службы аэродрома Куантро Вьентос (Cuatro Vientos), пришедший из 2-й эскадрильи 12-й группы бригадир Бенито Лопес Тринидад (Benito Lopez Trinidad) и перелетевший к республиканцам на Бреге XIX из Тетуана сержант Феликс Уртуби Эрсилла (Felix Urtubi Ercilla), который при побеге убил наблюдателя со своего самолета!
(ниже приводится полный списочный состав персонала с аэродрома Хетафе с указанием имен всех кур и коров, жующих траву на аэродромном пастбище… - усмешка переводчика :-) ) ?

20-го, во время первых воздушных противостояний с теми, кто еще не называл себя франкистами, капитан Каскон встретил в воздухе Бреге XIX и повредил его. Но, судя по всему, что первый полноценный воздушный бой произошел пятью днями позже, 25 июля, когда три самолета из 11-й Группы перехватили три принадлежавших повстанцам Бреге XIX в небе над Сомосьеррой (Somosierra) и Альто-дел-Леон (Alto del Leon). Гарсия Лакалле (Garcia Lacalle) одержал свою первую победу, принудив к посадке самолет 31-21 Аугустино Пуги (Augusto Puga), в то время как Роберто Алонсо Сантамариа (Roberto Alonso Santamaria) на своем Ньюпоре 11-41 серьезно повредил Бреге Грегорио Гомеса Мартина (Gregorio Gomez Martin), который также сел на вынужденную в Грахере (Grajera), а третий самолет мятежников смог-таки неповрежденным покинуть поле боя. Первый опыт реальных воздушных боев упоминается в мемуарах Лакалле:
«…Один из Бреге пытался проникнуть к нашим тыловым частям. Я всегда боялся открыть огонь по дружественным самолетам, и к тому же у меня близорукость и я не ношу очков, вот почему у меня выработалось правило подходить к самолету как можно ближе, чтобы определить его происхождение (в это время еще небыло никаких элементом быстрой идентификации машин). Полностью убедившись в том, что это не один из наших, я выпустил по Бреге несколько коротких очередей. Но мне показалось, что экипаж и не думал обороняться, а потому я решил принудить пилота к посадке и взять в плен его и воздушного стрелка. Прекратив огонь, я начал проходы прямо перед носом летящего самолета. Возможно, его пилот был ранен, поскольку находящийся на своем месте наблюдатель-стрелок не прикасался к пулемету, а пытался что то сказать мне, жестикулируя руками. Очень странно, но от него исходила какая-то волна позитива. Я отрегировал на его жесты, но в следующую секунду увидел себя в смотровом зеркале, увидел мое вопящее лицо, все зубы наружу - и не смог удержаться от смеха. Я еще раз посмотрел на наблюдателя, который продолжал стоять и жестикулировать мне из самолета, который уже заходил на посадку, планируя над землей. После чего … на посадку зашел и я. Мне казалось, что ни стрелок Бреге, ни я сам еще не понимали, что находимся в состоянии войны друг с другом.»

26-го числа дополнительно прибыли еще два самолета, которые пилотировали сержант Аугусто Мартин Кампос (Augusto Martin Campos - брат уже известного нам Кампоса) и полковник Бенито Гарридо (Benito Garrido). В течение дня капитан Мануэль Каскон и полковник Гарридо провели четыре вылета на патрулирование, не встретив ни одного самолета противника. Оба пилота после патрулирования быстро вернулись на свою южную базу. На следующий день, 27-го, Ньюпоры из Хетафе перехватили несколько Бреге XIX, сопровождавшие ДеХевилленд (D.H.89 Dragon Rapide), который был задет одной очередью, но смог без проблем совершить посадку в Грахере.


На взлете самолет из 11-й Группы, начало сентября 1936 года. Красная полоса на фюзеляже доходит до кабины пилота

27-го командующий мятежниками отправил Сенру (Senra) и Сальвадора (Salvador) из Севильи в Бургос, чтобы они могли принимать участие в операциях на центральном фронте, а по дороге сопроводили летящий туда же Бреге. Группа должна была сделать остановки в Касересе (Caceres), Заморе (Zamora) и Грахере, но на первом этапе экипажи были задержаны из-за отсутствия идентификации: самолеты все еще не несли никаких особых опознавательных знаков и элементов быстрой эдинтификации. Все прояснилось на следующий день, и соединение поднялось в воздух, но Сенра вскорости вернулся в Касерес из-за проблем со свечами зажигания. Снова вылетев, он был вынужден по той же причине аварийно приземляться в Вальядолид-Ольмедо (Valladolid-Olmedo). Что касается Сальвадора, то он прибыл в Бургос 28-го и был сразу же направлен в Сиерра де Гуадаррама (Sierra de Guadarrama) со специальным заданием.

28 июля произошла первая воздушная дуэль двух истребителей в небе над Сиерра де Гуадаррамой. Ньюпор мятежников, имеющий обозначение 3-43, пилотировал который лейтенант Хулио Сальвадор (Juliio Salvador, или «ну что же ты, Сальвадор – если по-русски) подбил республиканский самолет попаданием в двигатель, что подтвердили с земли, отметив, как республиканец уходил, оставляя за собой густой шлейф черного дыма. Преследовать поврежденный самолет пилот не смог, поскольку сам также был поврежден и пошел на вынужденную на аэродроме Лос Негредос (Los Negredos), в Сориа (Soria). Пилот вернулся в часть на следующий день, а его самолет был отремонтирован лишь к 20-му августа. В любом случае, эта победа над лейтенантом Франсиско Маркесом Янгасом Бенавидесом (Francisco Marquez Yanguas Benavides, экс-12-я Группа), который погиб при попытке вынужденной посадки недалеко от места боя, по странному стечению обстоятельств так и осталась не подтвержденной. Вообще это был неудачный день для 11-й Группы, потому что Гарсия Лакалле, который долго кружил в ожидании взлета Сезара Мартина Кампоса, выработал весь запас топлива и был вынужден экстренно садиться, скапотировав при посадке. ЕГО самолет (11-33) оказался практически полностью разбитым, по крайней мере от был отснят и в отчете назван «полностью разрушенным». Захваченный затем наступающими на Мадрид войсками мятежников, эта машина, возможно, была восстановлена и использовалась другой стороной конфликта.

На следующий день Сезар Мартин Кампос перехватил вражеский ДеХевилленд (Dragon Rapide) и обстрелял его, правуда без большого успеха.


Подготовка самолета к боевому вылету. Хорошо видна машина для запуска двигателя

Июль заканчивается для Лакалля, будущего официального героя республиканской авиации, большим разочарованием, поскольку 31-го числа он над Сомосьеррой встретил в небе такой же Ньпор пилота Ангела Саласа (Angel Salas) и дважды без успеха атаковал его, поскольку оба раза на республиканском истребители заклинило пулеметы. «Противник был вооружн, а я нет…» - скажет позже Гарсия. В тот же день Рамон Сенра (Ramon Senra) выполнил два полета над Буитраго (Buitrago) и Навасеррадой (Navacerrada), но оба безуспешно. А пара пилотов националистов была сбита другими республиканскими летчиками, Мигелем Герреро (Miguel Guerrero) и Гарсиа Пардой (Garcia Pardo), при эпизодическом участии Сезара Мартина Кампоса, Раимро Паскуаля (Ramiro Pascual) и Ангела Саласа из части Ni-D, находящейся под командованием капитана Ангела Чаморро (Angel Chamorro).
Tags: nieuport, авиация, испания
Subscribe

Posts from This Journal “испания” Tag

  • Типичный испанский пилот "Vultee"

    Безусловно, одним из лучших летчиков, летавших на этой машине, был аспиран, а затем лейтенант Хосе Мариа Льоберт Артеман (Jose Maria Llobert…

  • "Валти", севшие на брюхо...

    Вообще говоря, карьера захваченных националистами Валти, если не брать малоизвестное их применение в составе Grupo18, основывалась на обслуживании,…

  • 112. Часть третья. Испания

    Кадис, конец ноября 1936 года - в то время, как Ме-109V-3 и V-4 выгрузили на берег, He-112V-5 с гражданской регистрацией D-IIZO также прибыл в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments