Никита Донцов (avianikitoss) wrote,
Никита Донцов
avianikitoss

Categories:

Цвитан Галич и хорватские пилоты. Продолжение-1.

Конечно же, перевооружение заметили все. Участники военных действий начали проявлять интерес к хорватам, а Генеральный Штаб наконец-то по достоинству оценил все военные успехи, достигнутые хорватским соединением. Ante Pavelic по телефону поздравил хорватских летчиков-истребителей, а радио и пресса независимого хорватского государство ежедневно восхваляли героические поступки доблестной хорватской истребительной авиации.


Перед вылетом



ИЮЛЬ 1942 ГОДА

Среда, 1 июля, ознаменовалась взятием немецкими и румынскими войсками крепости Севастополя, и ликвидацией, таким образом, последнего пункта обороны советских войск на полуострове Крым. Во время начавшейся 2 июня битвы за Севастополь, соединения Люфтваффе вместе с воздушными силами своих союзников потеряли, согласно сводками OKW, 31 самолет. В это время пилоты массово заменяли свои машины на новые Bf-109G-2 (а позже и на G-4), после чего были переведены в Майкоп, где «Густав» опробовали последние из не перевооружившихся летчиков. Соединение оформило получение семи Bf-109G-2, которые были переданы наиболее опытным и заслуженным пилотам, остальные же должны были вскоре получить негерметичные Bf-109G-1. Цвитан Галич получил в свое распоряжение «3 черный», на котором он и будет летать все следующие месяцы. После получения новых машин боевой счет подразделения начал резко расти, хотя хорваты еще долго вспоминали добрым словом старый, верой и правдой служивший им «Эмиль».
В начале июля накал воздушных сражений резко возрос, и для хорватского подразделения в проядке вещей стало осуществлять до 30 ежедневных боевых вылетов, задания же преимущественно состояли из эскорта самолетов-бомбардировщиков, а также разведчиков.
В четверг 9 июля группа теряет свой первый «Густав» - во время дневного патрулирования Bf-109G-2 WNr 13421 был накрыт советской зенитной артиллерией, пилот при этом не пострадал. В целом 9 и 10 июля стали выдающимися днями для хорватских летчиков – по некоторым источникам они одерживают за эти 48 часов тринадцать побед, однако относится к такой информации надо осторожно, ибо она не подтверждается официальными данными.
15 июля хорваты теряют очередной «Мессершмитт» - Bf-109E-7 WNr 1438, пилот которого совершил вынужденную посадку близ Таганрога, а процент повреждений машины оценивался как 30%. В понедельник 20 июля Veco Mikovic, один из самых результативных пилотов подразделения, не вернулся с задания. Возможно, что его G-2 WNr 13411 «13 черный» был сбит зенитной артиллерией в районе Ростова. Mikovic высоко ценился своими друзьями, он был хороший пилот, чей послужной список состоял из 10 подтвержденных и двух вероятных побед, что позволило ему получить прозвище ”Zracni As”.
23 июля группа Dzal теряет еще один «Густав» в результате несчастного случая. Во время тревожного взлета, пришедшегося на раннее утро, лейтенант Ljudevit Benecetic разбивается на взлете, самолет получает 75% повреждений, а летчик – ни одной царапины. В воскресенье 26-го, 10 пилотов из 10-й Истребительной Эскадрильи перегоняют девять новеньких «Густавов» и один «Эмиль» на аэродром Таганрога, где в то время находилась база I./JG52. Хорваты быстро располагаются на этом аэродроме, а уже на следующий день одерживают еще две подтвержденные победы. Счастливчиками стали Dzal на своем G-2 «1 черный» WNr 13436, а также Галич на G-2 «3 черный» WNr 13423, сбившие оба по одному И-16 во время свободной охоты. Лейтенант Ljudevit Bencetic заявил в тот день о повреждении трех бомбардировщиков ДБ-3, управляя при этом G-2 «5 черный». Dzal к тому времени на своем “1 черный» летать уже не мог, потому что 28 июля потерял своего «боевого скакуна». В этот день он столкнулся в воздухе с большой группой советских самолетов в небе над Шамшиевым, и через несколько минут после начала «собачьей схватки» его двигатель получил четко направленную пулеметную очередь, в следствии чего самолет потерял мощность и Dzal был вынужден совершить аварийную посадку в расположении советских войск. Хорватскому пилоту удалось добраться до немецких позиций и снова подняться в небо. 29 июля 1942 года хорватских пилотов перевели на аэродром Ростов.


Лейтенант Stjepan Radic ожидает вылета у своего Bf-109E-3 "17 зеленый". Евпатория. Начало мая 1942 года.

СОТАЯ ПОБЕДА

1 августа хорватское подразделение одержало свою сотую победу, правда установить точно, кто это сделал, весьма сложно. На лавры «сотого» претендую лейтенант Alban Starc (G-2, «2 черный») и Цвитан Галич, сбившие один ЛаГГ-3 в небе над Ново-Покровской. На следующий день капитаны Zlatko Stipcic и Stjepan Radic вылетают на патрулирования неба над Ростовым. Оба они летели на «Эмилях», Radic за штурвалом E-3 («17 зеленый»), а Stipcic, скорее всего, пилотировал «10 зеленый». В тот день они не встретили ни одного самолета противника.
В начале августа истребительная группа Dzal была починена Luftflotte 4 в качестве 15.Kroat./JG52, не смотря на то, что, в целом, ее структура не соответствовала нормам Люфтваффе. 7 августа подразделение переводится на аэродром Белая Глина, а в скорее после этого-в Армавир. Хорваты получают в свое распоряжение два связных Bf-108 ”Taifun”с заводскими кодами BD+JG и VK+WK, а также один Klemm-K35 с обозначением CI+SF. 11 августа единственный оставшийся у хорватов Bf-109G-1 WNr 14177 разбивается на взлете с аэродрома Ростов-Север, механики оценивают степень повреждения машины как тридцати процентную.
В четверг13 августа 1942 года Галич взлетает в сопровождении ведомого Stjepan Martinasevic. Вскоре после пересечения линии фронта два хорватских самолета вступают в бой с крупным соединением И-153 в небе над Нефтегорском. Имея преимущество в скорости и высоте, они выпустили почти все свои патроны, когда вдруг прямо перед носом «3 черный» Галича проскочил советский истребитель. Довернув, Цвитан выпустил по нему короткую очереди из пушки, а затем полоснул по кабине из двух своих пулеметов. Советский самолет перевернулся вверх ногами и резко пошел к земле. В это же время Martinasevic также добился одной победы, а вскоре и еще одной. Советские истребители предпочли выйти из неудачно складывающейся для них воздушной дуэли, и Галич по радио приказал своему ведомому возвращаться на базу, где, резко спикировав к земле, истребители покачали крыльями в знак приветствия своих механиков, а также как знак одержанных ими побед.
14 августа капитан Josip Helebrant подламывает стойку шасси своего самолета на аэродроме Армавир, в 270 км юго-восточнее Ростова. Повреждения его G-2 WNr 13463 «8 черный» составляют 20%. В это время основная база пилотов 7./JG52, которая была также и базой хорватского соединения, работала на прикрытие «Церштореров», пикирующих бомбардировщиков, транспортных и разведывательных самолетов. Эти миссии начались в начале августа и длились практически два месяца, включив в себя как множество побед хорватских истребителей, так и постоянное кочевание с аэродрома на аэродром.
В воскресенье 16 августа Галич одерживает очередную подтвержденную победу. Когда пост объявил сему свободную полосу и разрешил взлет, он на своем «3 черный» стартовал в паре с Boskic, который был за штурвалом G-2 борт “2“. Еще не долетев до линии фронта, они встретили большое соединение пикировщиков Ju-87, которые шли направлением восточнее Новороссийска. Советская истребительная авиация перехватила эту группу непосредственно над городом. После серии сложных маневров и виражей, в прицеле Галича появляется профиль советского истребителя. Хорватский ас дает очередь из всего бортового оружия, после чего советский истребитель, оставляя сильный дымовой след, сваливается в крутое пике. Еще один самолет записал на свой счет ведомый Галича.


Цвитан Галич у своего Bf-109G-2 "3 черный" WNr 13432. На момент фотографии пилот имеет сесь подтвержденных побед.

В середине августа наступило «золотое время» для хорватов.19 чиста Tomislav Kauzlaric на своем G-2 борт «5» сбивает И-153 в небе над Гастроевской. В тот же день Albin Starc на том же самолете сбивает ЛаГГ-3, и это дает нам повод утверждать то, что у хорватов один самолет мог приходится на несколько пилотов. Еще через два дня истребительная группа Dzal теряет еще один самолет, когда Vladimir Ferencina на аэродроме Керчь разбивает свой G-2 борт «10» WNr 13438, получая 50% повреждений. Сам пилот отделался в том происшествии лишь легкими ранениями. Вскоре после этого хорватов переводят на аэродром Елизаветинская, в 40-ка километрах западнее Харькова, где 24 августа еще одну машину разбивает неустановленный пилот этой хорватской группы. Известно только,что из строя выбыл G-2 WNr 13436. В тот же день по одной победе записывают на свой счет Albin Starc на борт «5» и Tomislav Kauzlaric на «6», при этом первый определил свою жертву как ЛаГГ-3.
Двумя днями позднее, 26 августа, наземный персонал отправил в ремонт еще один G-2, борт «11 черный» WNr 13577, когда по причине поломки двигателя вынужденную посадку в Крымской осуществил Vladimir Ferencina. Повреждения составили 30%, но благодаря слаженной работа механиков, аппарат был готов к полетам уже на следующий день. Однако над пилотом как-бы нависло проклятие, и 27 числа он ломает стойки шасси на своем «11 черный» во время взлета с Елизаветинской, где у хорватов с этих чисел стало место постоянной дислокации. Немецкие архивы описывают этот самолет как WNr 13517, но тут скорее всего опечатка, в которой 1 заменилась на 7. Пилот, к его радости, не получил серьезных повреждений, а самолет пришлось списать с уровнем повреждений равным 65%.
В конце августа хорватские пилоты были вынуждены глубоко задуматься. С одной стороны они хорошо пополняли свой список побед, но с другой стороны они потеряли еще одного прекрасного пилота. Группа «Мессершмиттов» выполняла взлет с аэродрома Елизаветинская, имея задание связать боем советские МиГ-3. Kauzlaric на «6» после недолгой погони отправил к земле этот новый советский самолет, а Helebrant записал на свой счет Ил-2. Однако трагедия произошла с другим пилотом – выполняя боевой вылет, самолет Radic получил попадание снаряда советской зенитной артиллерии, после чего совершил вынужденную посадку в Туапсе, во время которой самолет скапотировал и взорвался. На момент смерти Radic одержал восемь подтвержденных побед.

ХЕТ-ТРИК ШЕФА

До этого момента ни один хорватский пилот не мог одержать три победы в одном вылете. И вот наконец это удалось известному пилоту, хорватскому асу Franjo Dzal. Солнце в тот день едва осветило кромки деревьев, как соединение «Мессершмиттов» пошло на взлет с травяного аэродрома. «3» пилота Dzal набрал высоту и взял курс на линию фронта. Через несколько минут хорваты наткнулись на большое соединение советский ударных самолетов, прикрываемых истребителями. Лидер хорватов перешел в атаку, выбрав себе одиночную, отбившуюся от прикрытия цель. После короткой очереди Dzal один из Ил-2 загорелся и пошел к земле. Второй жертвой стал еще один Ил-2, попытавшийся выйти из боя. В завязавшейся после этого собачьей схватке не повезло еще одному из советских истребителей прикрытия – Dzal свалил и его. Еще одну победу записал на свой счет Stjepan Martinasevic на своем «7 черный». На следующий день, 31 августа, Галич одержал свою 20-ю победу управляя «3 черный» WNr13 432, когда в небе над Новороссийском ему встретился одиночный И-16. Хорват не оставил советскому летчику ни единого шанса, и объятый пламенем «ишачок» пошел к земле. В течение всего августа хорватские пилоты одержали 137 подтвержденных побед, к которым можно добавить еще 27, одержанных в период до середины ноября 1942, когда они были отправлены домой.


Bf-109G-6 "1 черный" пилота Dukovac, лучшего хорватского аса (40 побед)

СЕНТЯБРЬ 1942 ГОДА

В период августа-сентября 1942 года главной задачей соединения были полеты на свободную охоту, а также задание по сопровождению в районе Новороссийск-Туапсе-Крымская-Геленджик. 1 сентября Галич довел свой счет до 21 победы, расстреляв над Новороссийском МиГ-3.
В пятницу, 4 сентября, 4 самолета во главе с Dzal вылетел на новое для себя задание – прикрытие разведчика FW-189, который имел задание на фотосъемку советских позиций в пойме реки Кубань. Конечно же в небе произошла стычка с поднявшимися на перехват советскими истребителями. Josip Helebrant на своем “8 черный» WNr 13 463 смог сбить один из ЛаГГ-3, что подтвердили его партеры-пилоты. Цвитан Галич, в другом вылете на сопровождение такого же разведчика, сумел поджечь такой же ЛаГГ-3, и скорее всего это стало его последней победой за штурвалом «3 черный».
6 сентября Ljudevit Bencetic сбивает бомбардировщик ДБ-3. В это же время Галич получи новый самолет, G-2 «12 желтый» WNr13 654, на котором он совершил несколько боевых вылетов в течение следующих дней. Так, 8 сентября он вылетел в сопровождении младшего лейтенанта Lasta на свободную охоту (freie Jagd) в небо над Крымском и прибрежной полосой Черного моря. Они без труда нашли пару И-153 и каждый из них сбил по одной машине. Не смотря на это, самому титулованному пилоту соединения не получилось пользоваться этим самолетом в течение долго времени, поскольку буквально на следующий день самолет был сильно поврежден в схватке с превосходящими силами советских истребителей. Согласно архивам III./JG52 попадания были зафиксированы в двигателе и крыле, а суммарный уровень повреждений оценивался в 20%.
10 сентября Josip Helebrant сбивает еще один ДБ-3, управляя самолетом «борт 10». И в тот же день четыре хорватских «Мессершмитта» принимают бой с пятеркой И-153 и четырнадцатью И-16. В тяжелой схватке по одному И-153 и И-15 сбивает Dzal, один И-16 записывает на свой счет Kauzlaric. Галичу пополнить личный счет не удалось, а самолет Helebrant попал под огонь собственной (немецкой) зенитной артиллерии, до аэродрома дотянуть не смог и совершил вынужденную посадку в поле, однако через несколько часов пилот прибыл на базу.
Согласно некоторым источникам, пять пилотов из II./JG52 были 12 сентября переданы в состав 15.Kroat/JG52, чтобы компенсировать потери хорватской группы. Немцы выполнили более десятка заданий на своих «Густавах», прежде чем соединение получило подкрепление из Хорватии, откуда прибыли молодые пилоты, прошедшие обучение в Германии. В среду, 16 сентября, соединение советских бомбардировщиков Пе-2 появилось над аэродромом, когда на взлете стояло всего два самолета – «4» Franjo Dzal и «10» Boskic. В результате бомбардировки пострадал самолет Boskic. 19 сентября Bencetic, Boskic, Helebrant и Kauzlaric вчетвером вылетели на Bf-108 BD+JG на аэродром Умань для получения четырех новых самолетов.
22 сентября хорватские пилоты возвращаются на аэродром Майкоп. Именно оттуда им часто приходилось взлетать на миссии сопровождения бомбардировщиков Ju-87 и Ju-88. Соединение в это время состояло из пятнадцати Bf-109, в основном G-2. На фюзеляже самолетов были нанесены номера 1,3,4,5,6,7,8,9,10 и 11. Согласно некоторым источникам G-2 был единственной модификацией, которая была в распоряжении этой группы.
Затем последовала еще одна смена аэродрома, и вот уже хорваты взлетают на перехват соединения Ил-2, идущего атаковать Мариуполь. «14» Галича шла во главе группы «Мессершмиттов», и он, совместно с Boskic, атаковал первую четверку штурмовиков. За несколько секунд Галич сбил один из них, остальные же смогли уйти, дав полный газ своим двигателям. По возвращению на базу вся группа засела за написание отчета об этом бое, затребованного генеральным штабом.


Bf-109G-2 "1 черный" пилота Dzal, лето 1942 года

Три дня спустя Helebrant за штурвалом своего «8 черный» вместе с Albin Starc на своей «десятке» повреждают неопознанный советский самолет в небе над Тагамишем. В последний день сентября аэродром Мариуполь буквально бурлил начиная с рассвета. Сменяя друг друга приходили приказы на свободную охоту. Наконец в районе 8.30 соединение хорватов взлетев, взяло курс на линию фронта, где немедленно и разгорелась битва. Пять минут потребовалось Dzal, чтобы поджечь ЛаГГ, через две минуты после этого еще одну машину к земле отправил Boskic, ведомый Dzal. Советские пилоты ретировались, чтобы не дать возможность летающим на более качественных машинах хорватам увеличить свои боевые счета.

ОКТЯБРЬ 1942 ГОДА

Весь конец сентября и начало октября прошли в непрекращающихся вылетах на свободную охоту, а также на атаки советских кораблей, много было и миссий прикрытия своих бомбардировщиков, пикировщиков и разведчиков. Немецкие военные журналы того времени много внимания уделяли союзническим хорватским и словацким подразделениям, которые вели боевые действия на территории СССР. Так, в одной из пропагандистских статей, названной «три национальности на одном аэродроме» было отмечено следующее:
"Хорваты празднуют сотый сбитый.
Патруль из четырех самолетов приземлялся на аэродроме. Коки сто девятых мессершмиттов были окрашены в хорватские цвета. Практически у всех покинувших свои самолеты пилотов на груди были железные кресты первого класса. Это были пилоты из хорватского штаффеля, воюющего на восточном фронте под командованием обер-лейтенанта Franjo Dzal. Все пилоты были добровольцами, воюющими за свободную Хорватию в рамках новой Европы. Но они прекрасно понимают, что свобода не может просто так свалиться с неба, и за нее надо биться, биться до последней капли крови. Хорватские пилоты выполнили уже более 1200 дневных и ночных боевых вылетов за штурвалами своих «Мессершмиттов», которые они называли «Густав». Они одержали выдающиеся победы над советскими истребителями в небе над Севастополем, и рейхсмаршалл Геринг лично поблагодарил их за великолепно выполненные задания. Как и германские друзья, Майор Culinovic из Zagreb разделял мнение о том, что большевиков надо бить за линией фронта. Его рассказ лаконичен и красочен, он говорит о том, что недавно хорваты одержали свою сотую победу, но сейчас небо очищено и пилотам больше нечего делать, никак не могут они пополнить свои списки побед и получить новые награды.


Bf-109G-2 "11 черный" Несчастливый самолет Vladimir Ferencina, 26 августа 1942 года

Когда хорватов спросили, летают-ли советские летчики на английской технике ,обер-лейтенант Dzal сказал следующее: «Очень редко нам встречается английская техника. Однажды, выполняя задание, наша группа столкнулась примерно с двадцатью ”Hurricane”, но для большевиков это означало только новый заказ на английскую технику, поскольку мы успешно подожгли всю эту двадцатку самолетов».
Но в то же время каждый день взлетают многие и многие немецкие транспортные самолеты, доставляющие топливо нашим передовым частям все дальше и дальше на восток. И эти самолеты нуждаются в прикрытии."


В октябре один из Bf-109G был поврежден при аварийной посадке на аэродром Майкоп-Северный, повреждения составили 20%. На следующий день Helebrant и его ведомый Staric атаковали группу самолетов Ил-2, идущую с истребительным эскортом атаковать немецкие позиции. Первой же очередью ведущий сбил один Ил-2, однако вскоре и сам получил попадания в двигатель. Пилот был ранен, но сумел выйти из боя и совершить посадку на своем аэродроме. Ведомый, записав на свой счет сбитый ЛаГГ, без потерь приземлился вслед за ведущим. Раны Helebrant оказались не опасными, и вскоре он смог вернуться к боевым вылетам.
В пятницу 9 октября Dzal и Kauzlaric случайно встречают в воздухе крупное соединение советских бомбардировщиков СБ, сопровождаемых четверкой ЛаГГ. В завязавшейся схватке самолет Kauzlaric получил повреждения, а сам пилот был ранен. Но, как и в предыдущем случае, все закончилась без опасности для жизни пилота.
На следующий день Ljudevit Bencetic не вернулся из воздушного боя, в котором его накрыли одновременно четырнадцать советских ЛаГГ севернее Лазаревского. Пилота уже считали погибшим, однако он преподнес коллегам большой сюрприз, сумев пробраться через расположения советских войск и партизан, и вернуться в часть. В конце октября пилот снова смог совершать боевые вылеты.
К середине октября закончилось обучение молодых хорватских летчиков в Германии, и они готовы были прийти на смену бывалым пилотам, которые их уже с нетерпением ждали. 25 октября Helebrant на своем «8 черный» и Starc на «четверке» одержали по две победы каждый, будучи втянуты в собачью схватку с ЛаГГ в небе над Красным. В этот день удача сопутствовала Dzal, который, за штурвалом G-2 «11», сбил МиГ прямо над кромкой Черного моря под Туапсе. В этот же день хорваты одержали свою 150-ю победу с начала боевых действий на восточном фронте. 27 октября Bencetic в паре с Lasta вылетают на свободную охоту в район реки Кубань с целью прекратить там вражескую навигацию. Ситуация в том районе была тяжелая, однако хорватской паре удалось повредить три самолета советского патруля. В этот же день Dzal сбил двухмоторный бомбардировщик Петляков Пе-2 на своем «1 черный».
Среда, 28 октября, отметилась тем, что Lasta не вернулся с задания. Он участвовал в схватке с советскими истребителями, и ему даже удалось сбить один из них, однако затем, по свидетельствам очевидцев, двигатель DB605A-1 его самолета (без сомнения это был «16 черный» WNr 1317??) взорвался, и обломки самолета упали на берегу реки Белая. Младший лейтенант Lasta на момент своей гибели одержал семь подтвержденных и одну возможную победы, и остался в двадцатке лучших хорватских пилотов времен Второй Мировой Войны. Однако это была не единственная потеря, понесенная 15.Kroat./JG52 в этот день. Младший лейтенант Josip Nikoljacic не вернулся из вылета, поскольку его G-2 «10 черный» WNr 13608 был сбит советской зенитной артиллерией в районе Туапсе. Поскольку больше про пилота узнать ничего не удалось, его объявили пропавшим без вести.
Галич также провел множество вылетов в этот день, используя свой «15», и ему удалось сбить один ЛаГГ. На второй из своих вылетов, он отправился вместе с Dzal, Bencetic и многими другими летчиками. Вскоре после взлета, они догоняют соединение самолетов «Stuka», но не проходит и нескольких минут после этого, как на пикировщики набрасываются советские самолеты МиГ и ЛаГГ. Командиру повезло, и ему удалось сбить два самолета ЛаГГ, а Галич и Bencetic сбивают по одному МиГ каждый. Согласно следующему заданию этого дня хорватские истребители прикрывали немецких пикировщиков непосредственно над линией фронта, и Helebrant был вынужден сесть на вынужденную в районе Майкопа, откуда его затем забрал Sterc, воспользовавшийся для этого Ki-35 CI+SF.
На следующий день, 29 октября, Bencetic на «3 черный» WNR 13432 и Boskic на «11 черный» сбивают каждый по одному ЛаГГ-3.


В самолете Fanjo Dzal

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

До середины октября хорватские пилоты выполняют боевые вылеты совместно с III./JG52 с аэродрома Майкоп. Несмотря на то, что погода в это время напоминала начала ноября, у хорватов было большое количество заданий, а ритм их работы мало отличался от летнего. Но вскоре среди них начинается срытое недовольство и все сильнее начало проявляться желание вернуться домой.
Во вторник 3 ноября 1942 года Галич в паре с гораздо менее опытным Nikola Vice встретил соединение из семи Поликарпов И-153 и восьми ЛаГГ-3.В какой-то момент самолет «15» WNr 13445, принадлежавший Галичу, был поражен очередью и хорват не счел необходимым продолжать бой, предпочтя ретироваться на свой аэродром. Повреждения его самолета оценили в последствии в 35%. Надо отметить, что немецкие архивы не зафиксировали в тот день встреч с советскими самолетами, а повреждения самолету Галича были нанесены на земле, непосредственно на аэродроме.
В среду 11 ноября младший лейтенант Mato Dukovac одержал свою первую победу, сбив в небе над Кубанью советский И-16. Пилотировал Mato в это время «11 черный». На самом деле Dukovac оказался великолепным пилотом, но проявится это позднее.
К середине ноября 1942 года пилоты истребительной группы Dzal произвели в общей сложности 3698 боевых вылетов, участвовали в 2460 воздушных сражениях и одержали 164 подтвержденные победы и более 30 вероятных. Галич, имея в послужном списке 407 вылетов, 255 боев и 28 подтвержденных побед и большое количество вероятных, был одним из самых выдающихся хорватских летчиков. Он был отмечен многочисленными хорватскими и немецкими наградами. Следующим за ним в списке асов шел Franjo Dzal, имеющий 13 подтвержденных побед и 3 вероятных. Четырнадцать других пилотов имели на своем счету 5 и более подтвержденных побед. Архивы показывают, что из вылетов не вернулось шесть пилотов за все время участие хорватов в миссиях. Генеральный Штаб на самом деле был не в восторге от возвращения хорватов на родину, и старался всячески препятствовать этому, но, принимая во внимание все заслуги пилотов, решился на их перевод.
В понедельник 15 ноября группа получила окончательный приказ на перевод в Хорватию. Все самолеты группы Dzal были переданы в II./JG52, а хорватский персонал начал путь домой по железной дороге.
В конце декабря хорватские летчики вернулись на родину и 23 числа им был устроен торжественный прием в Maksimir. Хорватские офицеры высшего ранга, такие как Vladimir Kren, генерал Vilko Begic, генерал Stancer присутствовали на этом приеме в компании журналистов. Многие хорватские пилоты получили национальные и немецкие награды, а пресса написала массу хвалебных статей о подвигах балканских летчиков.


Franjo Dzal (в центре) и Mato Culinovic(справа) рассказывают о своих боевых подвигах немецким журналистам. Конец лета 1942 года

Martin Fekets
перевод Никиты Донцова

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Tags: Цвитан Галич, авиация, хорватия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments