Никита Донцов (avianikitoss) wrote,
Никита Донцов
avianikitoss

Category:

Окрашенные облака

К 1945 году на столах японских конструкторов скопилось большое число проектов самолетов разной степени удачливости. Не считая нескольких явно выдающихся истребителей, японцам удалось за годы войны наладить производство выдающихся самолетов-разведчиков. В конце 30-х годов Военно-Морская авиация Японии выбрала в качестве основного С5М "Бэбз" (Babs), собравший множество звезд с небосклона китайской войны и принятый в состав имперской военно-морской авиации под обозначением Ки-15 (моряки под названием C5M приняли свою версию армейского разведчика Ки-15 - прим.переводчика). В самом начале войны на Тихом океане у японцев появляется еще один великолепный разведчик - самолет Мицубиси Ки-46. Самолету этому удалось до конца войны прослужить как на море, так и в сухопутных войсках. А уже к середине 1944 года летчики союзников стали отмечать появление у японцев принципиально новой разработки, которая сразу же завоевала их уважение, особенно в части максимальной скорости и дальности действия. Эту новую птичку звали Накадзима C6N1 Саюн (Saiun).


C6N1 "Саюн" 21-10, 121-й кокутай, Тиниан, Марианны, сентябрь 1944 года

Начало разработки нового самолета восходит к первым месяцам войны, когда Имперская военно-морская авиация внезапно осознала, что не располагает ни одним палубным самолетом-разведчиком. Эта весьма специфическая роль была возложена на самолеты Кугисё (Kugisho) - D4Y1 и D4Y2 Суйсей ("Джуди" - Judy - у американцев), которые оснастили необходимым фотооборудованием и, в соответствии с этим, переименовали в D4Y1-C и D4Y2-C (Отметим, что «Кугисё» – это сокращение от «Авиационно-технический арсенал» (такой японский «замкомпоморде»), а в литературе обычно разработанные там самолеты называются «Йокосука» - прим.переводчика). Однако характеристики их, особенно скорость и дальность полета, абсолютно не соответствовали требованиям, предъявляемым к самолетам-разведчикам. Довольно быстро стало понятно, что Суйсей не в состоянии оторваться от вражеских истребителей, и необходимо принимать срочные меры по разработке современного палубного разведчика.

Генеральный штаб Военно-морской авиации выдвинул требования о максимальной скорости в 648 км/ч на высоте 6000 метров, при этом набор высоты должен был осуществляться за восемь минут. Дальность полета должна была составлять 1500 морских миль, а с подвесными баками доходить до 2500 миль. При всем при этом посадочная скорость не должна была превышать 130 км/ч. Экипаж должен был состоять из трех человек. Все эти требования были указаны в спецификации 17-Си, подготовленной к лету 1942 года. Никаких предложений от производителей по этой спецификации не было, поскольку представители генерального штаба в качестве разработчика уже назначили компанию Накадзима (Nakajima), с представителями которой первые обсуждения прошли уже 30 июня 1942 года.


Третий прототип "Саюна". Отметим длинный воздухозаборник, четырехлопастный винт и "иллюминатор" в борту самолета

Непосредственно работать над проектом назначили двух инженеров - Ясуо Фукуду (Yasuo Fukuda) и Ёсидзо Ямамото (Yoshizo Yamamoto), которые сразу же столкнулись с серьезной проблемой. В условиях отсутствия необходимого двигателя они выбрали достаточно новаторское решение этого вопроса - самолет оснастили двумя двигателями по 1000 лошадиных сил каждый и установили оба в фюзеляже. Вращали двигатели два воздушных винта, расположенные на передней кромке крыла. Однако воплощение такого проекта привело к появлению еще большего количества проблем. К счастью, именно в это время в производство пошел новый двигатель - Накадзима Хомаре (Nakajima Homare). Мотор этот обладал невысоким лобовым сопротивлением, а мощность его была вполне достаточна для получения требуемых параметров, и проект обрел свое второе рождение уже как N50.

Фюзеляж самолета планировался очень узким, и три члена экипажа располагались в нем один за другим, закрытые единым длинным фонарем кабины. Первым располагался пилот, за ним наблюдатель, который часто был также и командиром экипажа, а третье место занимал стрелок, который также работал и с фотокамерами. Крыло был достаточно чистое, имело профиль NACA 63, а внутри него размещались восемь топливных баков общим объемом 1356 литров, при этом каждый из них, кроме двух, расположенных в носке крыла, оборудовался собственной заправочной горловиной. Самолет оснащался также предкрылками, а в целях облегчения посадки на палубу, стабилизатор мог менять угол в пределах от 1 до 5 градусов. Для компенсации вращающего момента киль самолета был несколько отклонен от прямой линии в левую сторону. Общие размеры самолета задавались размерами самолетоподъемников японских авианосцев.


Четырнадцатый "Саюн", оснащенный двигателем Хомаре 21 и трехлопастным винтом

Вооружение ограничивалось единственный пулеметом 7,92 мм, находившемся в распоряжении третьего члена экипажа. Сделано так было потому что на момент разработки считалось, что лучшей защитой самолета-разведчика будет его высокая скорость. В качестве фотокамер на машину устанавливались F-8 и K-8, при этом первая являлась стационарной и была закреплена в самолете, а вторая, ручная, могла переносится с места на место одним из членов экипажа.

Полноразмерный деревянный макет самолета был готов 7-8 августа 1942 года, а первый прототип вышел из ворот цеха уже 26 апреля 1943 года, на месяц раньше назначенного срока. Уже через два дня, тоесть 28 апреля, самолет приняла японская Военно-морская авиация. На прототипе стоял двигатель Накадзима Хомаре 11 - двойная 18-ти цилиндровая звезда мощностью 1825 лошадиных сил, который приводил четырехлопастный винт изменяемого шага VDM C6 P10 диаметром 3,5 метра. Необходимо отметить, что винт этот производился в Японии по немецкой лицензии. Первый полет, по результатам которого пилоты заявили, что были очень довольны летными характеристиками, был осуществлен 15 мая 1943 года. Единственной серьезной проблемой оказался... двигатель, мощность которого признавалась недостаточной, из-за чего как ни старались пилоты, расчетной скорости достичь им не удалось. Со своими 638 км/ч Саюн не удовлетворял требованиям Имперской военно-морской авиации по скоростным параметрам.
Между апрелем 1943 и апрелем 1944 Накадзимой было выпущено еще три опытных варианта C6N1, на которых доводилась моторная установка. После этого четвертый, пятый, седьмой и восьмой построенные экземпляры (по-другому говоря первый, второй, четвертый и пятый предсерийные образцы) были оснащены двигателем Хомару 22 мощностью 2000 лошадиных сил, который вращал четырехлопастный винт, а шестой самолет (третий предсерийный образец) оснащался 3,2 метровым трехлопастным винтом и двигателем Хомару 21. Начиная с четырнадцатого C6N, Хомару 21 в купе с трехлопастным воздушным винтом Сумитомо (Sumitomo KL38C) стали стандартным оборудованием машины, а маслорадиатор был несколько смещен.


C6N1 "Саюн". Капот окрашивался в черный цвет из-за сильного выхлопа и дымящего масла, характерного для моторов Хомаре

Итак, не смотря на то, что этот самолет Накадзимы не полностью соответствовал заданию, выданному Главным штабом, он был принят на вооружение, поскольку аппарат на голову превосходил D4Y2-S (У автора явно опчатка, поскольку "S" означает учебную модификацию - прим.переводчика). Серийное производство машины началось весной 1944 года, и Имперская Военно-Морская авиация присвоила ему наименование Саюн (Saiun) Модель 11 (Saiun в переводе с японского означает "окрашенные облака" - прим.переводчика), или палубный самолет-разведчик C6N1. Самолет оснащался двигателем Хомару 21 и трехлопастным вином, однако, по причине нехватки иллюминаторов (тут не понятно, идет речь об остеклении кабины или о маленьком окошке под фонарем, но автор написал именно "иллюминаторов". Что же - оставим это на его совести - прим.переводчика), первые экземпляры машины покинули сборочную линию только в июне 1944 года. К концу войны произвели в общей сложности 463 самолета, включая прототипы и предсерийные экземпляры. Производство ускорилось весной 1945 года, когда за апрель было собрано 60 машин, а за май - 58. Все прототипы и предсерийные образцы производились на заводе в Коидзуми (Koizumi), а в серию разведчик пошел уже на заводе в Ханде (Handa), где выпустили 379 аппаратов. Еще 65 по лицензии произвел Нихон Хикоки (Nihon Hikoki). Боевое крещение первые Саюны получили над Марианскими островами. Не стоит повторяться, говоря о том, что американцы были очень удивлены скоростью и дальностью этих самолетов, которая, с 725-литровым подвесным баком, доходила до 3000 морских миль (5550 километров). Этой разведывательной машине американцы немедленно присвоили собственное имя - "Мирт" ("Myrt")

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Tags: nakajima, авиация, япония
Subscribe

Posts from This Journal “япония” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

Posts from This Journal “япония” Tag