Никита Донцов (avianikitoss) wrote,
Никита Донцов
avianikitoss

Categories:

Окрашенные облака. Часть вторая

Хорошие летные качества этого самолета сделали его неплохой основой для различных модификаций. Так, бомбардировочный вариант C6N1-B должен был оснащаться бомбо- и торпедодержателями, а также курсовыми пулеметами. Однако острая нехватка авианосцев поставила, в конечном итоге, жирную точку на разработке такого варианта.


C6N1 "Саюн" 762-13, 11-й хикотай 762 кокутай, база Катори, Япония, январь 1945 года

А вот ночной истребитель был разработан и даже использовался в боевых действиях. Но родился он не на чертежной доске, а в голове майора Ясуны Кодзоно (Yasuna Kozono). В своей части он проводил эксперименты по переделке большого количества разных летательных аппаратов, с переменным успехом добавляя им разное вооружение. Однако все эти стреляющие наклонно вперед пушки не могли защитить небо Империи от главного противника - В-29 - поскольку истребители оказывались перетяжеленными и на такую высоту забираться, как правило, не могли.
Необходимо было оснастить самолет турбокомпрессором, и производитель наконец-то смог предложить два варианта. Первый - Хомаре 24 Ru, оснащался турбокомпрессором Хитачи (Hitachi Modele 92 - его военным обозначением было RU-212) и вращал четырехлопастный винт VDM C6 P10. Назвали такой вариант C6N2 Модель 12. Основным отличием от Модели 11 был очень большой воздухозаборник и установленный под капотом турбокомпрессор. Первый экземпляр такого самолета был построен в феврале 1945 года, а первый полет с авиабазы Мисава (Misawa) был осуществлен в июле того же, 1945 года. По результатам этого полета летные характеристики на большой высоте были признаны приемлемыми, скорость составляла 639 км/ч на высоте 8500, а практический потолок составил 12500 метров. Однако мощность двигателя все еще не была достаточной, и по этой причине самолет так никогда и не обрел статус боевой машины.

Одновременно с этим разрабатывался и более продвинутый вариант - C6N3. Подразумевалось, что это будет ночной истребитель, оснащенный двигателем с турбокомпрессором и вооруженный стреляющими вперед-вверх наклонными пушками. Его развитие, C6N4, планировалось оснастить двигателем Мицубиси (Mitsubishi Ha-43-11), выдававшим 2200 лошадиных сил, и турбокомпрессором Хитачи Модель 10. C6N6 должен был строится с широким применением дерева, которое было легкодоступным материалом, в отличие от стратегических металлов.


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ


Известное фото переделанного в ночной истребитель разведчика "Саюн"

Не смотря на то, что планировалось использование машины на авианосцах класса "Taiho", "Саюн" так ни разу с них и не летал. Та же участь постигла и авианосцы класса "Shinano", которые должны были оснащаться семеркой или девяткой Саюнов. В итоге использовался он только с наземных баз.
1 октября 1943 года первой частью, оснащенной C6N стал 121-й разведывательный кокутай, заменивший на новый аппарат свои модифицированные под разведку пикирующие бомбардировщики Кугисё D4Y1-C. Переучивание на новый самолет проходило на авиабазе Катори (Katori). Предвидя скорое американское наступление, 121-й кокутай с февраля 1944 года получил распоряжение на базирование в Тиниане (Tinian) на Марианских островах, куда первые три Саюна, представляющие собой предсерийные машины, перелетели к середине мая. Постепенно количество машин в части довели до семи, а первые боевые задания были получены 30 и 31 мая, когда приказывалось провести разведку Маршалловых островов. Слишком большая удаленность от цели представляла проблему новым неслетанным экипажам, которым приходилось сначала идти на Науру (Nauru) с промежуточной посадкой в Труке (Truk - Каролинские острова), и лишь потом брать курс на Маршалловы острова. На заре 30 мая Саюн хикотайчо (hikotaicho - командир эскадрильи), капитан третьего ранга Тихайа (Chihaya) взял курс на Науру, а через два часа он уже приближался к якорной стоянке американских кораблей у Маджуро (Majuro - Столица Маршалловых островов). Во время выполнения этого ответственного задания он обнаружил пять авианосцев, а также множество крейсеров и эсминцев. Палубные истребители американцев поднялись в воздух и попытались преследовать японского разведчика, но успехов не достигли и Тихайа без проблем вернулся в Науру.
На следующий день тот же самолет был замечен в небе над Кваджейлином (Kwajalein), где им были замечены восемь крейсеров и восемнадцать транспортных кораблей - на этот раз японский пилот совершил после выполнения миссии посадку в Труке.
К 9 июню Саюны добавили в свой послужной список еще три успешных вылета, в которых американцами была показана полная неспособность перехватить японский разведчик, который по скоростным характеристикам был сравним с практически неуязвимым истребителем "Хеллкет" (Hellcat").

Шла подготовка грандиозного сражения, и 11 июня 1944 года большое соединение американских палубных самолетов атаковало японские базы на Марианских островах, а еще через четыре дня началась высадка на Сайпане. 15 июня Йокосука Кокутай, состоящий из трех Саюнов, был переведен на Иводзиму, откуда они принимали участие в "Операции А" (A-go sakusen), целью которой было потопление американских судов. К несчастью, ужасная погода заблокировала все вылеты с Иводзимы вплоть до 20 июня. В этот день два самолета под командованием Сого Хиросе (Shogo Hirose) и Хигути (Higuchi) направились к Марианским островам, но вынуждены были повернуть обратно не только из-за плохой погоды, сопровождавшей их всю дорогу, но и из-за встреченного на пути большого соединения "Хеллкетов". Это было первое невыполнение задания самолетами "Саюн". После этого, не смотря на большое количество успешных вылетов, в начале июля 1944 года этот кокутай вернули с Иводзимы в Йокосуку.

"Операция А" произвела в Японии эффект, сродни шоку или холодному душу, однако Генеральный Штаб продолжал верить, что войну можно выиграть за счет всего одного серьезного удара. Летом 1944 года создается специальная часть, получившая название Т-когеки Бутай (T-kogeki Butai), созданная из элитных экипажей Военно-морской и Сухопутной авиации, и ведущей боевую деятельность на самолетах Мицубиси Ки-67 "Хирю" (Hiryu), при чем включена эта часть была в состав 762 кокутая, а подчинялась штабу имперской военно-морской авиации. Все разведывательные полеты в интересах Т-когеки Бутая сосредотачивались в 11 хикотае (изначально входящим в состав 131-го кокутая) под командованием капитана третьего ранга Такаги (Takagi). Кроме Саюнов, на вооружении этой части стояли Ki-46 и D4Y1-C. На 1 сентября часть располагала четверкой Саюнов, а в течение месяца для усиления поступили еще два прототипа C6N2 и восемь серийных машин.После этого эта часть также вошла в 762-й кокутай.


Детальный вид на компрессор Хитачи

Боевым крещением Т-когеки Бутая стала битва за Формозу, проходившая 12-16 октября 1944 года. В первый день этой битвы три Саюна взлетели для выполнения разведывательного задания, но, к большому разочарованию, им пришлось быстро вернуться. Однако через два дня еще одному Саюну улыбнулась удача. В 16.32 экипаж разведчика заметил соединение вражеских кораблей к югу от острова Иcигаки (Ishigaki - Япония), а через 45 минут после этого - два авианосца. Такие цели выглядели очень привлекательными для внезапной атаки торпедоносцами из Т-когеки Бутая, и такая атака последовала, но днем позже, а наводил на цель уже другой самолет - Ки-46 из 10-го сентая Имперских ВВС.

Осенью 1944 года главные сражения проходили на Филиппинах, и Саюнам пришлось принять в них участие. В этот раз "засветились" машины из 12-го и 4-го Хикотаев. Четыре машины 27 октября были переведены на остров Негрос (Negros), откуда и осуществили на следующий день впечатляющий разведывательный полет на Таклобан (Tacloban - остров Лейте, Филиппины). К несчастью, после этого часть понесла большие потери, и к началу ноября уже не располагала машинами в летном состоянии. Однако, она оставалась на этом театре боевых действий, пока из Японии не подоспело подкрепление - порядка десяти Саюнов и большое количество D4Y1-C. 4-й хикотай в это же время продолжал активную работу с базы Банбан (Banban, Янгон). Япония, однако, получила оглушающее поражение, и разведывательные части также ощутили его в полной мере. К январю 1945 года на Филиппинах осталось всего два или три работоспособных Саюна, которые, вместе с обслуживающим персоналом, в феврале перевели на Формозу. А на архипелаге осталось только одна разведывательная часть - подчиненный имперскому штабу военной-морской авиации 102-й хикотай, вооруженный D4Y1-C и Ki-46. Однако, и эти самолеты были вскоре потеряны в боях с американцами.

Начиная с июня 1944 года города, да и все японская промышленность тоже, находились под ударами американских В-29. Такие атаки начались с американских баз в Китае, но оттуда Сверхкрепости могли дотянуться только до очень маленькой части Японии. Однако, когда были захвачены Марианские острова и восстановлены все аэродромы на них, перед американскими бомбардировщиками открылась практически вся Япония. Офицеры Имперского Генерального Штаба отдали приказ о разрушении всех аэродромов с находящимися на них бомбардировщиками, по этому поводу был даже составлен план - "Митате №1" (Mitate №1), главной идеей которого было поражение американских бомбардировщиков на земле. Для выполнения этого плана 12 пилотов из 317 хикотая были приняты в 252 кокутай. Пилоты эти должны были поразить бомбардировщики пулеметно-пушечным огнем, а, при желании, стать камикадзе. 27 ноября 1944 года двенадцать "Рейсенов" взлетели с аэродрома Тидори (Chidori) на Иводзиме, а, поскольку с ориентированием в этом районе были большие проблемы, два Саюна из 12-го хикотая 752-го кокутая были призваны показывать им дорогу. Кроме того, у экипажев Саюнов было задание зафиксировать результаты этой атаки и предоставить по возвращении письменный рапорт. Не стоит говорить о том, что "Рейсены" не ожидались на аэродроме и никто не планировал их обратный путь.
Через два часа полета один из Саюнов был вынужден развернуться, и направлять самолеты остался лишь один разведчик - экипаж Сёго Хиросе (Shogo Hirose). В 10.40 этот самолет отделяется от группы "Рейсенов", чтобы зайти на Марианские острова с юга, тогда как остальные машины должны были лететь с севера. Сначала Хиросе сделал фотографии военных объектов Тиниана и Сайпана, после чего его задачей была фиксация результатов атаки согласно плану "Митате №1". В 15.17 машина вернулась на Иводзиму. Что же до атаки, то она началась в 13.10 и японским самолетам удалось уничтожить на земле два В-29, и повредить еще девять других бомбардировщиков. Во время такого пулеметно-пушечного обстрела был поврежден также один Р-47. Те японские летчики, которым посчастливилось остаться живыми и не попасть под огонь зенитной артиллерии, совершили посадку и постарались подручными средствами нанести максимум повреждений американским самолетом и взлетной полосе, но в конце концов все они погибли...


"Саюн" из 121 Кокутая, захваченный американцами на Марианских островах

1 декабря 1944 года Хиросе упоминается в приказе вице-адрирала Тераоки (teraoka), командующего третьим кантаем (kantai), и называется одним из лучших летчиков-разведчиков страны восходящего солнца.
Tags: nakajima, авиация, япония
Subscribe

Posts from This Journal “япония” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments