Никита Донцов (avianikitoss) wrote,
Никита Донцов
avianikitoss

Categories:

Футбольная война. Часть четвертая

15 ИЮЛЯ. "ОТВЕТ ПАСТУХА ПАСТУШКЕ"

Полковник Энрике Сото Кано (Enrique Soto Cano), командующий FAH, запросил президента Гондураса, Генерала Лопеса Арельяно (Lopez Arellano) о нанесении ответного удара , заключающегося в бомбардировке стратегических объектов Сальвадора. Однако единственной разрешенной атакой стал налет одного С-47 на аэропорт Илопанго. Получив такой приказ, на его выполнение поднялся в воздух FAH-304, вооруженный 18-ю 50-ти килограммовыми бомбами, которые сбрасывались членами экипажа через боковую дверь. Вылет "бомбардировщика" состоялся в 01.49, но вскоре из-за технических проблем машина вернулась на базу, где и была заменена на FAH-306 капитана Роландо Фигероа (Rolando Figueroa), взлетевший в 3.18 утра. Полет проходил "в слепую" над водами Тихого океана, а оттуда прямо к аэродрому Илопанго. Поскольку самолет был не вооруженный, во избежании атак со стороны вражеских истребителей, было принято решение действовать в темноте. Итак, все 18 бомб были перетащены экипажем к двери самолета, после чего "бомбардир" устроился около открытой двери и начал прицеливание. На то, что экипаж посчитал аэропортом Илопанго, в полной темноте было сброшено четырнадцать бомб. Но странное дело - экипаж по возвращении доложил о наличии и довольно точной работе зенитной артиллерии, в то время как зенитчики Илопанго утверждают, что огня не открывали, никакого самолета не видели и ни о какой бомбардировке не слышали. Слышали пролет самолета на низкой высоте наблюдатели в долине Запотитан (Zapotitan), но беда в том, что долина эта находится в 55 километрах от Илопанго.


Кавалье Мустанг FAS-405

Однако ответ было решено продолжить, и руководство FAH приказало совершить крупный налет. Три F4U-5, оснащенные двумя пушками 20 мм и одной бомбой 250 кг каждый, взлетели в 4.22 в сопровождении F4U-4, вооруженного бомбой 250 кг и шестью подвесными ракетами. И все это не считая шести 12,7 мм пулеметов в крыльях. Самолеты заняли высоту 10 000 футов и пошли курсом на столицу Сальвадора, а из Ла Месы вслед за ними взлетел С-54 полковника Чинчилла, который должен был осуществлять радиосвязь удалявшихся от своей базы "Корсаров". Следом за первой четверкой в воздух поднялись еще четыре F4U-4, вооруженные шестью пулеметами и несущие по одной бомбе 250 кг и одной 50 кг каждый. Также самолеты были вооружены 2,75 дюймовыми ракетами.

Первая четверка "Корсаров" появилась над Илопанго, когда было уже совсем светло, и атаку свою самолеты начали под интенсивным огнем с земли. Самолеты сбросили свои четыре бомбы, однако первая из них смогла только повредить один ангар и один грузовик с пресной водой. Вторая бомба упала на взлетную полосу, но не взорвалась, третья попала на рулежную полосу, вызвав незначительные повреждения, а четвертая, упавшая в 400 метрах от взлетки и не взорвавшаяся, была извлечена саперами только в 1996 году. Причиной столь вопиющих промахов, по заявлению пилотов, стал сильный огонь с земли, который вынудил летчиков сбрасывать бомбы "быстрее и на глазок". Во время такой атаки одна из машин была повреждена, однако смогла без происшествий вернуться на базу.
Корсары после своей атаки продолжили полет "по прямой", и в 200 километрах от Илопанго выпустили ракеты, а также обстреляли из пушек и пулеметов хранилище топлива в районе Кутуко (Cutuco). Налет был признан удачным, поскольку, несмотря на огонь с земли, удалось поджечь или повредить порядка 75% всех объектов. В 7.00 эти самолеты без проблем вернулись на свой аэродром.


Кавалье Мустанг FAS-405, вид сверху

Вторая четверка без приключений вышла на свою цель - нефтеперерабатывающий завод Акахутла (Acajutla) на побережье Тихого океана. Сделав несколько заходов, четверка без серьезных проблем разбомбила и обстреляла из пушек и пулеметов запланированный объект, после чего в полном составе вернулась на свой аэродром.

Согласно сальвадорской версии один из Корсаров был перехвачен Мустангом капитана Валеры (Дуглас Владимир Валера Морено - Douglas Vladimir Valera Moreno), взлетевшим на перехват со своим напарником капитаном Лобо Пересом (Hector Leonel Lobo Perez). Сальвадорцы считают, что им удалось повредить Корсар FAH-617 капитана Вальтера Лопеса (Walter Lopez), который, теряя топливо, ушел с одной не сошедшей с направляющих ракетой в сторону Гватемалы, где и приземлился на аэродроме компании Юнайтед Фрут (United Fruit Company). Самолет этот потом был перегнан в Гватемала Сити (Guatemala City) в сопровождении двух Мустангов P-51D. Этот самолет оставался там до самого конца войны, и вызывал постоянную обеспокоенность гватемальских пилотов своей не запустившейся ракетой.
Это была сальвадорская версия, однако гондурасцы все эти события отрицают.

ОТВЕЧАЕТ FAS

15 июля в пять часов утра FAS начинает новую атаку, участие в которой принимают три Мустанга, два Корсара и один С-47 FAS-101, ночью накануне вылета оборудованный системой, используемой обычно для погрузки в фюзеляж разнообразных грузов. С ее помощью самолет был загружен 75-килограммовыми бомбами, которые должны были сбрасываться через открытую боковую дверь фюзеляжа.
В это время (а было 5.31 утра) Т-28 младшего лейтенанта Роберто Мендосы (Roberto Mendoza) в сопровождении лейтенанта Рамира Каркамо (Ramiro Carcamo) вылетел из Тегусигальпы (Гондурас) с задачей патрулирования города. В Сальвадоре же продолжались работы по загрузке боекомплекта в Корсары, Т-6 и Валти ВТ-13.
В 6.03 утра первые бомбы с Мустангов падают на аэропорт. Во время пролета над Токонтином сальвадорцами был замечен одинокий взлетающий Корсар гондурасцев, после чего по ангару, из которого вышел этот самолет, немедленно был нанесен удар. Именно этим ударом был поврежден Норт Америкен NA-16, который находится теперь в музее ВВС Гондураса.


Сальвадорские Корсары перед войной

После этого, обстрелу из крыльевых пулеметов сальвадорийского Корсара были подвергнуты административные здания аэропорта, а затем началась первая в этой войне воздушная дуэль с гондурасским Корсаром полковника Хосе Серры Эрнандеса (Jose Serra Hernandez) FAH-605. Сальвадорский самолет, которым управлял Кортес (Guillermo R.Cortez) был поврежден, а пилот ранен в ногу. Далее, согласно официальной версии FAS, пилот отвернул от общей группы и взял курс на президентский дворец, куда и сбросил последнюю оставшуюся бомбу, которая не взорвалась. После неудачной бомбардировки он догнал свои машины и раненный смог совершить посадку в Сан Андрес, а остальные самолеты проследовали на аэродром вылета - Илопанго.
Мустанги и С-47 атаковали тогда же Новый Окотепек и Эль Пой, но на обратном пути были перехвачены парой "Корсаров" FAH, которые заявили об одном сбитом Мустанге и одном С-47. Сальвадорцы, однако, этих потерь не подтверждают и сообщают, что все самолеты в целости вернулись на базу.

НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА

Таким образом миссии, целью которых была атака стратегических целей, получили свое развитие и рассматривались как тактическая поддержка обоими противоборствующими сторонами.

Один из оставшихся в Токонтине F4U-4 был направлен в Сан Педро Сула, в распоряжение Коммандо Норте. Все гражданские самолеты к этому времени уже были поставлены на службу в FAH и занимались выполнением разведывательных, связных и санитарно-эвакуационных заданий. Самолеты компании SAHSA привлекались к перевозкам солдат и вооружений, компании LANSA - к обеспечению, а TAN - к перевозке авиационного топлива.

Миссии по патрулированию неба над Тегусигальпой и расположенной западнее долиной Сула в течение всего дня выполняли Т-28. Три F4U-5N в 8.00 утра взлетели курсом на пограничный район Эль Аматильо (El Amatillo), но одна из машин вынуждена была вернуться по причине отказа бортового вооружения. Две другие провели успешную атаку на войска сальвадорцев, сбросив первый одну бомбу в 250 кг и второй две бомбы по 50 кг, которыми была поражена одна пулеметная точка, осуществлявшая довольно плотный огонь с земли.
По возвращению из атаки на Акахутлу, два F4U-4, пилотируемые соответственно капитаном Корралесом (Corrales) и лейтенантом Риверой (Rivera) были направлены на штурмовку пограничных сооружений в Эль Пое, куда и прибыли с 50-ти килограммовой бомбой и четырьмя 2,75 дюймовыми ракетами каждый. Пилоты успешно провели штурмовку здания таможни и поразили грузовик с солдатами, однако машина ведущего получила незначительные повреждения, не помешавшие пилотам вернуться домой. Дорога, штурмовкой таможни на которой они занимались, вела в Окотепек, а затем в Сан Педро Сулу, крупный промышленный центр Гондураса..
Вскоре последовала еще одна атака на сальвадорские войска, продвигавшиеся по Панамериканскому шоссе в районе реки Гуаскоран, во время которой два сальвадорских FG-1D, пилотируемые майорами Марио Энкарнасионом Эчеверрия (Mario Encarnacion Echeverria) и Жироном Кортесом (Giron Cortez), перехватили в 11.00 два производивших штурмовку гондурасских F4U-5, один из которых быстро зашел в хвост Кортесу, но Эчеверрия, придя на помощь, смог повредить неприятельский самолет, который был вынужден покинуть поле боя.

В течение всего дня F4U-5 проводили атаки артиллерийских позиций неприятеля под Эль Аматильо, патрулировали небо над Тегусигальпой и пригородами столицы, а F4U-4 занимались прикрытием Сан Педро Сулы, а также гондурасских вооруженных сил, направляющихся в районы боестолкновений на границе.


Взлетает Кавалье Мустанг FAS-405

Вскоре после описанных событий два сальвадорских С-47 проводят бомбардировку города Новый Окотепек, который, к этому времени, уже находится под ударами наземных войск. Пилотами одного из Дугласов (FAS-101), попавшими под огонь гондурасского "Корсара", были майор Веласко (Velasco) и подполковник Адриан Панамеро (Adrian Panamero). FAH-614 пилотировал лейтенант Марко Ривера (Marco Rivera), только что вернувшийся с боевого задания. Согласно воспоминаниям одного из механиков сальвадорского самолета, "мы уже сбросили наши бомбы на цель, и собирались сделать еще один заход, чтобы обстрелять наземные объекты из 12,7 мм пулемета, когда внезапно услышали рядом треск пулеметов. Первое, что я увидел, посмотрев через открытую грузовую дверь на крыло, была огромная струя масла, выбивавшаяся из первого двигателя. Гондурасский Корсар очень точно поразил мотор и воздушный винт нашего самолета, но, к счастью, взрыва не последовало. Пилот быстро перевел воздушный винт в режим флюгирования и отключил поврежденный двигатель. Вскоре выяснилось, что повреждены также оба пневматика шасси, а гондурасский самолет все продолжал и продолжал свои атаки, обстреливая нас до тех пор, пока у него не кончились патроны. Мы выбросили из самолета все, что могло хоть как-то утяжелить наш Дуглас, и у самой земли нам удалось-таки выровнять машину и взять курс на Илопанго, где пилоты посадили самолет с одним работающим двигателем "на брюхо". Машину развернуло на 180 градусов, однако она осталась цела и даже была восстановлена."

Единственный сальвадорский Кавалье TF-51D (FAS-400) под управлением капитана Бенхамина Трабаниньо Сантоса (Benjamin Trabanino Santos) сбился с курса во время штурмовки войск противника и был вынужден приземлиться в Изабале (Izabal) в Гватемале, где он и остался до окончания конфликта, будучи переведенным в аэропорт Ла Аурора (La Aurora) и простаивая там в компании гондурасского Корсара. В ВВС Сальвадора этот Кавалье был быстро заменен на F-51 "Мустанг" FAS-406.


Полковник Фернандо Сото Энрикес (Fernando Soto Henriquez) перед FAH-609

К концу этого дня Новый Окотепек был занят сальвадорскими войсками, и, не смотря на заявления сторон о многочисленных воздушных победах, не был безвозвратно потерян ни один самолет. В течение всего дня сальвадорские Мустанги проводили многочисленные налеты на Окотепек и Эль Аматильо, а ночью гондурасские АТ-6С производили патрулирование и прикрытие Тегусигальпы, поскольку были единственными самолетами, на которых было установлено хоть какое-то оборудование для ночных полетов.

По сообщению агентства АР, в этот день в Вашингтоне "Хорхе Фидель Дурон (Jorge Fidel Duron), представитель Гондураса в Организации Американских Государств (ОАГ), заявил, что сальвадорские войска проникли на территорию сопредельного государства на глубину до 64 километров, используя для боевых действий в том числе и Панамериканское шоссе. Президент США Никсон был в курсе происходящих событий, однако не сделал никакого официального заявления по поводу этого конфликта. ОАГ со всей внимательностью относится к развитию событий и предпринимает все возможные усилия чтобы остановить кровопролитие."

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
Tags: авиация, гондурас, сальвадор
Subscribe

Posts from This Journal “гондурас” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

Posts from This Journal “гондурас” Tag