Никита Донцов (avianikitoss) wrote,
Никита Донцов
avianikitoss

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

СОВРЕМЕННОСТЬ, СТАВШАЯ ИСТОРИЕЙ, ИЛИ НАПИТКИ 90-Х


Блеск! Гениальный человек гениален во всем – эта известная истина и в доказательствах она не нуждается. «Мужские напитки» была выпита за один день, от корки до корки. Она поразила, но…
Простите мне мое скромное ИМХО, она не закончена. Нет главных разделов. Хотя почему главных? Для моего поколения да, главных (об этом ниже), для поколения Андрея Вадимовича действительно проходных, не имеющих особого значения. Книга ведь об опыте. Да да, именно о нем, богатом, разнообразном, но… безвозвратно уходящим в прошлое. Моде свойственно меняться, изменятся и представления…
Скромный опус свой я хотел бы посвятить двум важным вещам, которые более характерны для поколения, следующего за поколением Андрея Вадимовича. В 1980, когда «Машина времени» гремела на всю страну в Тбилиси, кто то из нас еще не родился, кто то пошел пешком под стол, но родители всех нас уже давно и уверенно слушали «Флюгер» и «Музыку под снегом»…
Мы росли, взрослели, и у нас выработалась своя эстетика потребления. Воспитанные при позднем СССР, мы первыми глотнули «Воздух свободы». И он «дал по шарам»…


I. ПИВО

Ну кто же не знает этот янтарный, горьковатый, иногда терпкий и иногда водянистый напиток? Находящийся в самом низу «алкогольной лестницы», он, тем не менее, требует, на наш взгляд, более внимательного к нему подхода.
«Жигулевское». Название, близкое любом гражданину Советского Союза. Темного стекла бутылка с маленькой верхней этикеточкой желтого цвета. Металлическая пробка, под ней пробковая прокладочка (вот время было! Пробка так пробка! Она, кстати, сохраняла в течение долгого времени тот странноватый запах пива, который в современной России исчез и его найти очень сложно. Много, много сейчас разных пивных запахов, а вот того нет!). Удивительно, но эта пробка легко открывалась зубами, хотя исторически это считалось признаком «плохого воспитания», и для правильного открывания надо было взять нож или вилку с ложкой. Как же все изменилось спустя какие-то десять лет! Пробки стали припечатывать гораздо плотнее, зубы их уже не брали (сколько студентов начала девяностых поломали зубы о пробки новопоявившихся белорусских сортов, в одночасье ставших импортными!), пробковая прокладочка уступила место пластиковой… Но главное – изменилась суть принятия напитка!
Что было главным в «Жигулевском»? Правильно – вобла! До одури сухая, ею стучали по столу, чтобы отделить шкурки и вынуть самое в ней вкусное, спинку и икру. Были еще и ребра, но это больше на любителя, не всем приходилось по вкусу.
Девяностые на волне утоления «товарного голода» принесли и первые новые пивные закуски. Появились орешки, чипсы, пропала необходимость чистить воблу, и в конце этой цепочки появились СУХАРИКИ! Вот уж действительно, не могу представить, что заслуживает человек, первым догадавшийся черный хлеб резать, сушить и продавать в несколько раз дороже, чем свежий! Гениально! И непонятно, почему этого не было придумано раньше – по крайней мере у Андрея Вадимовича об этом нет ни слова. Ведь такое простое решение…
Вернемся к пиву 90-х. Белоруссия. У студентов первой половины 90-х эта страна занимала место мирового лидера в производстве пива. Тут и «Лидское», и «Старая мельница», и «Крыница». Вспомнили, студенты? А как на пиво собирали деньги вспомнили? Носили его сумками… Пили большими компаниями… На волне общей свободы разрешалось пить и в университете, и вокруг него, и даже на лекциях (иногда). Но почему пиво? Ведь других напитков было тоже предостаточно. Тут, на мой взгляд, (поправьте меня, А.В.М., если я не прав), дело в общении. Водка в понимании студента это крепко, быстро, сильно. А нужно другое… Нужно общение и знакомство – ведь пиво поднимает настроение, но при этом не «убивает», пиво не тушит общение, да и закуски к пиву зачастую не надо. Пиво – продукт самодостаточный, не зря его жидким хлебом называют. Не надо для него ничего. Ну кроме чипсов, орешков, сухариков… Добавим еще такой факт – к началу 90-х образ водка-селедка настолько негативно отпечатался на восприятии молодого поколения, настолько банально ужасно выглядело в обнищавшей в одночасье стране распитие на троих на газетке в парке («здесь читаем, здесь не читаем, здесь рыбу заворачиваем»), что нам, поколению 90-х, хотелось что-то нового, отличного и от всего вышеперечисленного, и от того, что было популярно десятилетием ранее. Новое время приносило новых идолов!
И новое пришло. Новые знакомства, новые друзья, новые тусовки (сбор студентов в количестве более трех начал именоваться тусовкой), и новое потребление старого напитка – пива. Пили его много, до середины 90-х на улице (это не запрещалось, а бабушки вокруг очень радовались, бутылок потом можно было собрать много. Кстати – наиболее настырные бабушки вырывали из рук недопитые бутылки и стремились спрятать их себе в сумку. Правда это было нечасто, но, однако, было!), позже, когда мы стали взрослее и научились зарабатывать не только стипендии, начались бары. Хотя улица при этом не прекратилась, и даже квартирные тусовки по причине ограниченности этих квартир в размерах, отходили на второй план. Улица – она была во главе угла. Скажите, ну как можно 25-30 человек пригласить в свою маленькую двушку? А на улице все вместе. И что самое главное – пиво снимало все запреты и все границы. Можно все – и многие этим пользовались. Это была полная свобода действий. У которой, как водится, было две резко отрицательные стороны.


Во-первых, пиво имеет особенность – «подходить к концу». Те, кто знает, те меня поняли – для остальных скажу, что речь далеко не о том, что пиво кончилось. Нет, оно никогда не заканчивалось (кстати – вот ведь вопрос: денег у студентов не было, но на пьянку находилось всегда. Откуда? Волшебство прямо какое-то), а вот в другом: настоятельная необходимость проявлялась с каждой выпитой бутылкой все очевиднее…
Уж не знаю, что завещал дедушка Ленин, но получается явная картина – советскому человеку туалет нужен не был. Вспомните, сколько общественных туалетов было в вашем городе в 80-е? А в 90-е? То-то.. Что досталось нам в наследство от СССР, то и досталось. А досталось НИ-ЧЕ-ГО. Конечно, любой европеец тогда мог нас упрекнуть в «нечистоплотности» и т.п…. А если его на наше место? Мое глубокое убеждение – отсутствие сортиров сыграло не последнюю роль в так называемой «деградации»…
Никому не нравиться мочиться на улице – но что сделать, если больше негде? Вот и первая проблема потребления пива проявилась в полной мере. От этого идут и жалобы жильцов, и замки на подъездах, и ворота с заборами (теперь не пройти там, где провожал домой и нес портфель девчонке в 80-е). Только вина в этом не наша, студенческая, вина в этом тех, кто о гражданах своей страны не заботится. Ну да бог с ним – в политику ударяться не будем, речь о другом. В середине 90-х с появлением баров, проблема актуальность утратила, а в начале? Вот вас компания, 30 человек, вы в парке и пива пара ящиков (тогда еще сохранилось с советских времен такое понятие, утраченное к настоящему времени) – и что делать?
На самом деле вариантов было ровно два. Заходить в свой же университет, добежать до туалета на 1-м этаже, и там, в тепле, спокойно заняться это проблемой. Ха! Это же долго – пока будешь бегать, пиво выпьется друзьями (а по одному не пили…). И потом есть шанс нарваться на препода – и хорошо если первый курс, и ты еще преподов в лицо не знаешь, и они не знают тебя, и единственный, кто будет на тебя подозрительно смотреть, это охранник, но он сделать ничего не может, и студенческий не отберет, по крайней мере пока ты ходишь ровно… Но время-то упущено. Поэтому обращались к другому способу.
Рядом с нашим сквером туалет все-таки был – но он был классически закрыт на огромный висячий замок, причем замок был наверху, на решетке, и спиральная лестница призывно уходила вниз… Но пробраться туда не было никакой возможности… Продолжать?
Все это происходило под девизом «пусть лучше лопнет моя совесть, чем мой мочевой пузырь». На самом деле это было лейтмотивом эпохи. И не надо смеяться – та наглость, которая стала присуща нашему поколению в 2000-2010е, родилась именно там, в послепивных кустах начала 90-х….
Совесть не лопалась. Пузырь тоже. Туалет этот, кстати, за все пять лет нашего пребывания в университете так и не был открыт…


Вторая причина была куда как тяжелее. Пиво – напиток тяжелый. Ни для кого не секрет, что с утра легко может быть плохо. Но ведь пили, и учились, и выпивали по-многу, и приезжали с утра на экзамены свежие и бодрые, «как огурчики». Почему?
Причина первая – время. Начиная пить после первой пары (10.00), вольно или не вольно понимаешь, что к шести вечера уже и потреблять не хочется, и домой пора… Есть время выспаться и придти в форму. Вот только не надо спрашивать, как же мы учились, если в 10.00 брали в руки первую бутылку с пивом? Не смогу ответить за всех студентов тех лет, но гуманитарии от такой постановки вопроса только выиграли. Нам приходилось потом «отмазываться» - объяснять свои неявки, опоздания, прогулы… Именно так вырабатывался «иммунитет» и «говорливость» - вещи, без которых немыслима ни одна серьезная работа в 2000-е. Многие из нас стали потом блестящими юристами и адвокатами – и причина всему именно там, в свободе употребления начала 90-х…
Причина вторая – воздух. В прямом смысле, а не в смысле «воздух свободы». Уже не свежий и совсем не чистый, он все равно на порядок лучше того, каким мы дышим в помещении. И именно этот воздух, наряду с близлежащими кустами, позволял поглощать пиво в количествах, доселе организму не ведомых. Из собственных воспоминаний – 20 бутылок пива на троих именно в тот период перестало считаться недосягаемой нормой. Время, друзья, пиво – все есть, все рядом, ничего больше не надо. Это было счастье – безумное студенческое счастье, которое вырывалось из тебя словно пар из паровоза и толкало на подвиги лучше, чем светящий впереди слиток золота.
Но рождалось это счастье не на пустом месте, и потребить такое количество пива с первого раза удавалось далеко не каждому – тут требовалась подготовка. Чтобы понять ее истоки, надо вернуться еще немного назад, в прошлое…


Что оставалось обычному старшекласснику в 80-90-е годы, если свои уроки он уже (само собой!) прогулял? В начале 90-х этот вопрос как правило не возникал. Вы себя на вашем выпускном помните? Смутно? Понятно. Не волнуйтесь – вы не одни такие, большинство нас, явное большинство. И услышать первый раз «Коктейль Рембрандт», и увидеть «Северное сияние», и просто поиграть в «Подводную лодку»… Все начиналось именно там – в выпускных классах. Для тех, кто решительно ничего не помнит, привожу описания: «Рембрандт» - это пиво с коньяком, штука очень тяжелая, не особо вкусная, зато «забористая»; «Северное сияние» - это водка с шампанским, в любых, по желанию, пропорциях – предназначалась преимущественно для девчонок; ну а «Подводная лодка» - это для профессионалов. Поясняю – берется стопка водки, накрывается пустым пивным бокалом (такие были практически у всех, чьи родители так или иначе были связаны с заграницей. Было очень модно привозить их и ставить под стекло. Понятно, что никакое пиво из них никогда не пилось, но сам факт наличия таких красивых кружек говорил о многом), переворачивается, после чего в бокал быстро наливается пиво. Задача пьющего – быстро выдернуть перевернутую стопку водки и залпом выпить кружку пива. Удовольствие сомнительное, зато девчонки просто верещали от восторга, увидев потребление такого коктейля. Пройдет еще три-четыре года, и наиболее «продвинутые» студенты – вчерашние школьники – начнут «покорять Эверест», то есть потреблять смесь, именуемую в народе «ёрш», в довольно своеобразном виде, согласно легенде-инструкции. Чтобы понять смысл этого «восприятия», надо быть довольно подкованным человеком, обладающим определенным жизненным опытом. В некотором роде «покорение Эвереста» - это «заплыв», то, что А.В.М. очень красочно описал как «пить по-питерски» или «пить по-московски». Суть процесса такова: берется пивная кружка (оцените ее популярность у детей тех родителей, которые эти кружки покупали) и наливается до верха пивом (все-таки это основной напиток 90-х у нового поколения!). Затем отпивается сколько хватает сил – доливается водки. Потом процедура повторяется. Когда напиток в кружке стал прозрачным – мы на Эвересте и надо начинать спуск. Процедура повторяется в обратном порядке. Не ручаюсь за точность, но человека, «спустившегося с Эвереста» мне не довелось видеть ни разу. Но раза четыре видел старт этого мероприятия – все-таки велико влияние наших отцов, ведь мы так же задергивали шторы и убирали часы… Ванну, правда, никто не наливал – в ней «отмокали» после схода с дистанции…
Пока мужская половина выпускников и абитуриентов занималась такого рода изысками, женская часть тоже не сидела без дела, и лейтмотивом, как не сложно догадаться, было примерно то же самое – времяпровождение за распитием напитков. Не чая.
Именно в это время в продажи появились ликеры. Вспомним? Грейпфрут-лемон, фрамбуаз и сделанный абсолютно под «Мартини» (имеется ввиду этикетка) «Чин-чин». А «Амаретто»? Вы где-либо видели такое разнообразите? Тут и «Дисаронно», и «Минетто» (да да, было и такое), и что-то венецианское… И все из Польши… И девчонки, наши любимые девчонки, которым еще вчера мы носили портфели и дергали за косы, решительно стали все это потреблять.
Шампанское перестало быть «дамским» напитком. Что-бы познакомится с девчонкой на стыке 80-90-е, необходим был ликерчик. Пить их тогда никто не умел, да и пить ту гадость, честно говоря, было невозможно. Но ведь пили! При этом на закуску внимания не обращалось. Уважаемый А.В.М., вы противник запивать напитки! Полностью с вами солидарен, но что изволите делать, когда пьется ликер? Покупать сладости в ту эпоху было не принято, да их и не было особо. Первые «Сникерсы» и «Марсы» были единственным, что можно было предложить девчонке – а больше ничего и не нужно было! Представьте на секунду эту картину сейчас – липкая субстанция с чернилами цвета молодой луны, два «Марса» на закуску и бутылка жидкости веселого цвета с большим названием «Кола». До сих пор удивляюсь стойкости желудков моего поколения – наверное это генетически выработалось после родительских коктейлей «Робинзон» из Донецка…
Самое необычное то, что на фоне такого «разношерстного» потребления напитков (а ведь среди нас в ту пору ходили легенды о суровых мужиках, пивших БФ после дрели!) никто особо о закусочной составляющей не заботился. Оно и понятно – молодые наши организмы впитывали все, очищались и выбрасывали излишки. Мы на собственном опыте постигали науку застолья, ибо наука застолья отцов была нами отправлена на свалку истории… Менялось время, кардинально менялось. Возвращение к застольям произошло позже. Перенесемся вперед лет на десять, в конец 90-х.


Она росла. Росла вместе с растущим «я-человек», вместе с нарождающимся термином
”hand-made”. Где Вы, первые российские хейнд-мейдеры? Смела вас волна первоначального накопления, поздно вы родились на этот свет… Впрочем – почему поздно? Всякому свое время – ведь ни один «хейнд-мейд» 90-х не был таковым без круга братков, сподвижников, приспешников… И у них (то есть у нас с вами) вызрела своя культура потребления. Новая. 90-х.
Подождем немного (Вы же не против?) с концом 90-х, и еще раз окунемся в начало… 92-94 годы… «Смутное время»…
В начале 90-х казалось не зазорным, пригласив девушку (читаем время – «герла» уже не в фаворе, миром правят «девушки» и «девчонки», иногда «подружки»), выпить с ней «ликерчика», и потом «прикорнуть», разметывая остатки шашлыка (дело, как правило, происходит за городом, в д/о, то есть в доме отдыха) по стенам досчатого домика с высоты второго этажа. Девчонки при этом не реагировали никак – факт «тусовки в хорошем месте» был важнее всяких побочных эффектов. Сейчас это выглядит дико, но разве не было с Вами ничего похожего? Было конечно. Не обманывайте себя. Нестойкие наши организмы были к такому не приучены, вот и бросались мы «во все тяжкие».
Правда, первые подвижки нового уже были слышны. Они проскальзывали, словно песок сквозь пальцы, оставляя нам лишь малую толику, пару песчинок… Но это были не просто песчинки – они дали толчок к тому, что мы называем «закуска». Они дали жизнь так называемым «кулинарам тусовки». Это были первые робки ростки, но они пробивались… И именно оттуда пошли первые «тусовочные кулинары», люди, для которых сам процесс приготовления встал в один ряд с процессом употребления. Но давалось все это ой как не легко…
Шашлык… Это сейчас мы с вами знаем, насколько сложен процесс его приготовления, как важны составляющие маринада, как важно пламя или угли (А.В.М., Вы же об этом писали. Помните?). А тогда… Проснуться в семь утра от того, что стены домика трясутся, потому что кто-то приложил к ним полено и силой прыжка пытается его сломать… Это было нормально, как нормальна была и купленная на рынке (помните такие вагончики, где все продавалось? Помните конечно! Рынком называлось… Что за времена были!) мороженая свинина (да, да, мороженая. Прошу прощения у уважаемого А.В.М), которая, в случае «неуспеха» заменялась на куриные, опять-таки мороженые, крылья или бедра. А маринады? Чистый лимон или чистый лук. К мороженому мясу… Мариновалось часа три – ну что можно было получить за такое время? «Шок и трепет»… Но ведь делали! И ели! И возносили хвалу, человеку, это приготовившему!. А что еще оставалось? Ведь именно тогда, именно в эти годы, мы все увидели – выпивка ради выпивки уже не самодостаточна. Она требует некоторой, пусть и примитивной на тот момент закуски. И эта закуска стала появляться – это было неизбежно. Как бы не мотал нас маятник истории, как бы не «давал по шарам воздух свободы», но мы все же хотели походить на своих отцов, людей, культуру потребления соблюдавших. И через все эти ужасные выверты эпохи конца 80-х начала 90-х мы к ней возвращались. И пусть она стала у нас другой. Простим нашим родителям, что не было у них тех возможностей, который появились у нас. Простим и поймем. И будем делать по-своему. С оглядкой на них - но все-таки по-своему!.
Но вернемся к потреблению. В конце 90-х буйным цветом расцвели всякие бары, бистро, рестораны наконец. И все мы устремились туда – было это ощущение новое, «западное», хотя некоторые отдавали себе смутный отчет, что все это «уже было» с их родителями. Было где-то далеко позади, в исчезнувших в сигаретном дыму и автомобильных выхлопах 80-х, которые никто из нашего поколения не знал и знать не мог, но рассказы слышал…
Платить за вход… Ну где это видано в конце 90-х? Заметим – не в клуб, не на дискотеку, а просто посидеть в компании. Раньше трешку к стеклу прикладывали, а теперь? Теперь все изменилось, теперь не человек должен попасть в ресторан, а ресторан должен заманить человека. Разницу почувствовали? То то же.
А что в этих барах и ресторанах тогда потреблялось? Уму не постижимо. Текила с пастой на закуску. Пиво с мороженым – и хорошо если пиво пили без соломинки. Ну не знали мы тогда ничего, не понимали, не умели – а хотелось всего и сразу. Смешили окружающих, учились пить белое и красное вина, отличать сорта пива, задумываться о серьезных закусках. К концу 2000-х битва закончилась – наше поколение научилось потреблять и создало свою культуру, которая рождалась в таких муках. Не все ее приняли, не все следовали «в струе», но в целом поколение сформировалось, зафиксировалось и устоялось в своем развитие. Мы не стали такими же, как родители, но прошли все ступени «лестницы» - от первых этаже до крайних. Пройдем же еще раз по этим ступеням.


Футбол. Вот как-то странно, но раньше футбол был привлекателен сам в себе. Сам по себе. Самодостаточен. Все изменилось в 90-е, с появлением спорт-баров. С нашим врзрослением. И это было прекрасно. В 90-е годы мы все болели за "Спартак". Ну, почти все - просто так сложилось. Если ты не спартаковец, над тобой подтрунивали. Это было нормой, на это никто не обежался, как не обижаются в нашей стране, когда человека зовут "шоколадкой". Сложилось так. Впрочем, не нашим этого не понять.
Не так вот - все первые кружки пива в первых спорт-барах были выпиты спартаковцами. И не надо мне говорить, что это не так. Не надо говрить, что еще в 50-е годы все на улицах слушали футбол и пили Жигулевское. Не то это было, совсем не то. О другом я говорю сейчас, о просмотре на большом экране, о большой компании друзей, о
красно-белом состоянии души. Потом уже подтянулись красно-синие, сине-бело-голубые, да и прочие... потом. Но вначале были мы. И мы создали эту форму боления, эту культуру. Сейчас она стала повсеместной, сейчас в каждом баре есть свои спартаковцы и армейцы, зенитовцы и локомотивцы. Сейчас и бары есть - тогда, напомню, было
время появления первых спорт-баров. Понимаете - первых! Было не зазорно с "Сокола", скажем, поехать смотреть футбол на Арбат.ю Это сейчас мы ищем что поближе, да обязательно чтобы с хорошим звуком, и чтобы пиво разливалось только то, которое мы пьем. Но это сейчас. Тогда марка пива была все-таки вторична. На первом месте была тусовка. Можете называть ее коллективом, можете тусовкой, сборищем, да как хотите. Это было наше общение. Это была наша жизнь. И были мы еще студентами, теме самыми, грызущими гранит науки, сдающими сессии и ошибающимися по поводу и без... Бесшабашными, но веселыми...
Забавно, но именно тогда мы стали недопите пиво оставлять. раньше такого не было, выпить надо было все. Теперь нет - не хочется, значит не пей. Ну как не хочется? Не можется, или нет настроения - все сбивалось тогда в одну кучу. Это были победы и поражения, это была грусть и радость, это были разные грани одного мира. Мира, который открывался с каждым новым днем и каждой новой кружкой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments